CqQRcNeHAv

Аспергиллез придаточных пазух носа

  АСПЕРГИЛЛЕЗ ПРИДАТОЧНЫХ ПАЗУХ НОСА

Шатохин Ю.В., Снежко И.В., Бурнашева Е.В., Кузуб Е.И., Гранкина Е.А., Елисеев И.И. Ростовский государственный медицинский университет, Ростов — на-Дону.

Актуальность инвазивного аспергиллеза (ИА) — микоза, вызываемого отдельными видами плесневых грибов рода Aspergillus, неуклонно нарастает. Применение новых медицинских технологий (высокодозной цитостатической и иммуносупрессивной терапии, трансплантации кроветворных стволовых клеток — ТКСК — и пр.), успехи в лечении бактериальной инфекции, эффективная профилактика вирусных инфекций и инвазивного кандидоза привели к значительному увеличению когорты больных с высоким риском развития ИА. В настоящее время к группе риска по развитию инвазивных микозов и аспергиллеза относят больных с длительным агранулоцитозом, обусловленным массивной цитостатической терапией или основным заболеванием; реципиентов алло — ТКСК при развитии реакции «трансплантат против хозяина» и цитомегаловирусной инфекции и пациентов, длительно получающих глюкокортикостероиды и иммуносупрессоры [8, 7]. Следует отметить, что ИА может возникать у больных и без указанных факторов риска. Aspergillus spp. широко распространены в природе, они обитают в почве и гниющих растениях. Грибы рода Aspergillus часто выявляют в различных компонентах зданий (ремонт в больнице может сопровождаться вспышками ИА), системе вентиляции и водоснабжения, пищевых продуктах (специях, кофе, чае, овощах, орехах, фруктах и пр.), домашних растениях и цветах, мягких игрушках, старых подушках и книгах, а также на медицинских инструментах (системах ИВЛ, небулайзерах и пр.). Болезнь часто встречается у мукомолов и у откормщиков голубей, так как голуби болеют аспергиллезом чаще других птиц. Следует учитывать, что длительное пребывание в жилых или производственных помещениях, пораженных Aspergillus spp., может привести к развитию ИА даже у иммунокомпетентных людей [4]. Факторами патогенности Aspergillus spp. являются способность к росту при 37°С, наличие ферментов (протеазы, фосфолипазы), токсинов (афлатоксина, фумагиллина и пр.) и ингибиторов функций компонентов иммунной системы (например, нарушающего функции макрофагов и нейтрофилов глиотоксина), а также выраженная ангиоинвазивность [1]. Наиболее часто вызывает патологию A. fumigatus, реже – A. flavus, A. niger, A. terreus, A. nidulans, A. clavatus. Перечисленные виды могут быть резистентными к амфотерицину В (особенно A. terreus, A. nidulans), но чувствительными к вориконазолу. A. clavatus и A. niger могут быть причиной аллергических состояний, A. flavus – обычным патогеном для людей. A. niger нередко выступает причиной отомикоза и, наряду с A. terreus, колонизирует открытые полости тела человека. Основным фактором риска  у пациентов в отделениях реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ), где частота ИА составляет 2—4%, является длительное или высокодозное применение системных стероидов. A.fumigatus составляет 96% возбудителей ИА у больных в ОРИТ, A.flavus и A. niger встречаются редко. Летальность при ИА у иммунокомпетентных больных в ОРИТ составляет 80—97% и достоверно не отличается от показателей пациентов в ОРИТ с известными факторами риска, например, нейтропенией [3, 6]. Вспышки внутрибольничного ИА у иммунокомпетентных больных в других отделениях могут быть связаны с высокой концентрацией конидий Aspergillus spp. в воздухе при проведении ремонта, поражении этими грибами системы вентиляции, водоснабжения и пр. [5].

 Это заболевание отличается тяжестью клинических проявлений и чрезвычайно высокой летальностью.  Среди инвазивных аспергиллезных инфекций на первое место (90% поражений) следует поставить аспергиллез легких – тяжелое заболевание с первичным поражением легких и, нередко, придаточных пазух носа (у 5-10% больных), гортани, трахеи и бронхов, с возможной диссеминацией в кожу и внутренние органы. Диссеминация наблюдается в 30% случаев, а кожные поражения развиваются менее чем у 5% больных. Летальность при диссеминированном аспергиллезе достигает 80%. В ЦНС распространяется в виде единичных/множественных абсцессов головного мозга, менингита, эпидурального абсцесса или субарахноидального кровотечения; отмечают также миокардит, перикардит, эндокардит, остеомиелит и дискит, перитонит, эзофагит; первичный аспергиллезный гранулематоз лимфоузлов, кожи и уха, эндофтальмит, аспергиллез наружного слухового прохода, мастоидит. Кроме того, аспергиллы могут быть причиной возникновения бронхиальной астмы и аллергического бронхолегочного аспергиллеза, а также способствовать развитию экзогенного аллергического альвеолита, иногда сочетающегося с IgE-зависимой бронхиальной астмой (при работе с гнилым сеном, ячменем и др.).

Инфицирование обычно происходит при ингаляции конидий Aspergillus spp. с вдыхаемым воздухом; другие пути инфицирования (пищевой, травматическая имплантация возбудителя, при ожогах и пр.) имеют меньшее значение. От человека к человеку любые формы аспергиллеза не передаются [4]. Человеческий организм очень хорошо защищен от возбудителей оппортунистических микозов, поэтому, несмотря на повсеместное присутствие Aspergillus spp., у иммунокомпетентных людей ИА обычно не возникает. Цилиарный клиренс препятствует попаданию конидий Aspergillus spp. в альвеолы, а альвеолярные макрофаги способны эффективно уничтожать их. После герминации конидий и формирования гиф уничтожение возбудителя происходит с участием нейтрофильных гранулоцитов, Т-клеток и системы комплемента [1].

Продолжительность инкубационного периода не определена. У многих пациентов поверхностную колонизацию Aspergillus spp. дыхательных путей и придаточных пазух носа выявляют до госпитализации и ятрогенной иммуносупрессии. Aspergillus spp. ангиотропны, способны проникать в сосуды и вызывать тромбозы, в частности кавернозного синуса, что приводит к частой (15—40%) гематогенной диссеминации с поражением различных органов, например, головного мозга, (~ 3—30%), кожи и подкожной клетчатки, костей, щитовидной железы, печени, почек и пр.

У иммунокомпетентных лиц аспергиллез может протекать бессимптомно – в виде носительства, колонизации, аспергилломы. При углублении иммунных нарушений он может трансформироваться в инвазивную форму, которая, в зависимости от степени дефектов иммунитета, имеет хроническое, подострое или острое течение, причем, чем более выражена иммунологическая недостаточность, тем более острый характер приобретает течение болезни.  Для острого инвазивного аспергиллеза носовых пазух (у иммунокомпроментированных) характерно проникновение патогена в слизистую оболочку с образованием участков некроза. Неинвазивный аспергиллез придаточных пазух носа – сравнительно редкое заболевание у иммунокомпетентных лиц. Проявляется обычно в одной пазухе в виде шаровидного грибкового образования (аспергиллемы), и в такой форме может оставаться в течение месяцев или лет. Лечение включает в себя хирургическое удаление грибкового образования с целью обеспечить дренаж пазухи. Роль системной противогрибковой терапии в этом случае не определена. Прогноз заболевания очень хороший.

Хронический субклинический инвазивный аспергиллез носовых синусов возникает реже, развивается у иммунокомпетентных лиц в синусах, протекает годами и представляет хроническое фиброзирующее гранулематозное воспаление с медленным распространением на близлежащие ткани: решетчатый синус, глазницу, с последующим развитием остеомиелита костей черепа и внутричерепных структур. Также как при остром инвазивном аспергиллезе у иммунокомпетентных больных в большинстве случаев помогает хирургическая санация и дренирование. Роль противогрибковой терапии здесь вторична. Следует, однако, отметить, что нередко возникают рецидивы заболевания. Возбудителем его обычно является A. flavus (в отличие от A. fumigatus – наиболее частого возбудителя аспергиллеза у иммунокомпроментированных лиц). Данную форму аспергиллеза, как правило, связывают с большим содержанием конидий A. flavus в окружающей среде, особенно – в странах с жарким сухим климатом тропических и пустынных регионов, а также у больных сахарным диабетом независимо от региона. В очень редких случаях грибы рода Aspergillus могут стать причиной аллергического грибкового синусита. Он обычно развивается у иммунокомпетентных больных молодого возраста, у которых в анамнезе имеются длительные эпизоды аллергического ринита, заложенности носа, носовые полипы, головные боли, бронхиальная астма и/или рецидивирующие синуситы. В 30-50% случаев наблюдается деструкция костей в виде эрозии; чаще поражаются продырявленная пластинка решетчатой кости, задняя стенка лобной пазухи, перегородка решетчатой кости и медиальная антральная стенка. Лечение включает хирургическое дренирование и антибиотики в случае присоединения вторичной бактериальной инфекции. В качестве базисной терапии назначают антигистаминные средства и системные антимикотики. Острый инвазивный аспергиллезный риносинусит составляет примерно 5—10% всех случаев ИА. Этот вариант инфекции развивается преимущественно у больных гемобластозами с длительной постцитостатической нейтропенией и апластической анемией, а также у реципиентов алло-ТКСК. У других категорий иммуноскомпрометированных больных этот вариант инфекции возникает редко, чаще развивается хронический аспергиллезный риносинусит. Основным возбудителем острого инвазивного аспергиллезного риносинусита является A.flavus, в отличие от пульмонального или диссеминированного ИА, где преобладает A.fumigatus. Кроме Aspergillus spp. возбудителями микотического риносинусита могут быть зигомицеты, Fusariumw Scedosporiumspp. Ранние клинические признаки (повышение температуры тела, односторонние боли в области пораженной придаточной пазухи, появление темного отделяемого из носа) неспецифичны, их часто принимают за проявления бактериальной инфекции. Быстрое прогрессирование процесса приводит к появлению боли в области орбиты глаза, нарушению зрения, конъюнктивиту и отеку век, разрушению твердого и мягкого неба с появлением черных струпьев. При поражении головного мозга развиваются головные боли, обмороки и нарушение сознания [2, 1]. Кроме того, описаны как инвазивный, так и неинвазивный (сапрофитный) аспергиллез уха. Аспергиллы могут колонизировать серные пробки в наружном слуховом проходе без развития инфекции. Однако у больных СПИДом и острым лейкозом может наблюдаться инвазивный аспергиллез наружного слухового прохода. Аспергиллезный отит может сопровождаться аспергиллезным мастоидитом.

Диагноз устанавливают при наличии факторов риска, КТ-, рентгенографи­ческих признаков инвазивного микоза придаточных пазух носа в сочетании с выявлением Aspergillus spp. при микро­скопии, гистологическом исследовании и/или посеве от­деляемого из носа, аспирата из придаточных пазух. Важнейшее условие успешного лечения ИА — ранняя диагностика, которая нередко является трудной задачей. При ИА придаточных пазух носа обычная рентге­нография неэффективна и не позволяет провести диф­ференциальную диагностику с бактериальным синуси­том. Поэтому основным методом диагностики является компьютерная томография придаточных пазух носа. При КТ обычно определяют локальную деструкцию костей придаточных пазух носа и вовлечение в патологи­ческий процесс мягких тканей [4].

При наличии неврологической симптоматики проводится КТ или МРТ головного мозга (или других органов при выявлении симптомов диссеминации). Для микробиологического подтверждения диагноза необходимы микроскопия и посев материала из очага поражения (выявляют септированный, т.е. содержащий перегородки, мицелий, ветвящийся под углом 45°), хотя получение материала часто затруднено в связи с тяжестью состояния больных и высоким риском тяжелых кровотечений. Для серологической диагностики используется определение галактоманнана (антигена Aspergillus) в сыворотке крови и биологических жидкостях [2, 8]. При этом необходимо проводить неоднократные исследования. Диагностическим является выявление галактоманнана при повторном исследова­нии и нарастание титра антител в сыворотке со временем. Частота ложноположительных результатов у больных без ИА состав­ляет 1—18%. Ложноположительные результаты чаще вы­являют в первые 10 дней после цитостатической химио­терапии и 30 дней после трансплантации костного мозга. Развитие ложноположительных реакций связывают с эмпирической антифунгальной терапией, применением некоторых ан­тибактериальных препаратов (например, пиперациллина/тазобактама), наличием галактоманнана в продуктах питания (крупа, макароны), а также перекрестными ре­акциями с экзоантигенами бактерий и других микромицетов. Диагностическая эффективность определения га­лактоманнана повышается при проведении скрининга 2—3 раза в неделю во время высокого риска развития ИА. При этом у большинства больных галактоманнан выявляют на 4—8 дней раньше пер­вых клинических и рентгенографических признаков за­болевания. Определение специфических ан­тител в сыворотке крови для диагностики острого ИА не применяют в связи с нарушением их продукции у данной категории больных. Однако этот метод имеет диагности­ческое значение при хроническом некротизирующем аспергиллезе и аспергилломе [4,9].

При гистологическом исследовании материала от больных ИА обнаруживают некротизированные абсцес­сы и инфаркты. Aspergillus spp. в тканях относительно хо­рошо окрашиваются гематоксилином и эозином. Гифы Aspergillus spp., 2—3 мкм в диаметре, разрастаются радиально от центрального фокуса в виде «кустарника». Характерно дихотомическое ветвление под углом 45°. В отли­чие от возбудителей зигомикозов, мицелий Aspergillus spp. септированный. С другой стороны, Aspergillus spp. в гис­тологических препаратах иногда трудно отличить от воз­будителей гиалогифомикозов  (Fusarium, Acremonium, Scedosporium spp. и др.), поэтому для идентификации воз­будителя необходимо его выделение в культуре [2,1].

ИА придаточных пазух носа является тяжелым забо­леванием, летальность при котором варьирует от 20% у больных с ремиссией острого лейкоза до 70—90% у паци­ентов с рецидивом острого лейкоза и реципиентов алло-ТКСК. Исход аспергиллезного синусита в значительной степени зависит от завершения нейтропении и иммуносупрессии. Без адекватной антифунгальной терапии и купирования нейтропении и иммуносупрессии распро­страненность поражения увеличивается, в процесс во­влекаются орбита и головной мозг, после чего вероят­ность излечения невелика [1]. Обычно в начале терапии аспергиллеза используют вориконазол (внутривенно 6 мг/кг каждые 12 ч в первый день, затем внутривенно по 4 мг/кг каждые 12 ч или перорально по 200 мг/сут (масса тела < 40 кг) или 400 мг/сут (масса тела > 40 кг)) или липидный амфотерицин В по 3—5 мг/кг/сут., в качестве альтернативы — каспофунгин по 70 мг в первый день, затем по 50 мг/сут;и амфотерицин В по 1,0—1,5 мг/кг/сут.. У клинически стабильных больных или при хрони­ческом течении заболевания: итраконазол раствор для перорального приема по 600 мг/сут — 4 дня, затем по 400 мг/сут.  При неэффективно­сти начального лечения используют сочетание вориконазола и липосомального амфотерицина В или вориконазола и каспофунгина. Продолжительность примене­ния антимикотиков зависит от клинической ситуации и обычно превышает 3 мес. Кроме антифунгальной терапии показано хирурги­ческое удаление некротизированных тканей, хотя радикальное хирургическое вмешательство может сопровож­даться тяжелыми осложнениями и не приводит к повы­шению общей эффективности лечения [8]. Эндоскопическая техника используется при поражении решетчатого синуса. При этом этмоидэктомия выполняется в направлении спереди назад с вылущиванием всех пораженных тканей. Расширенное хирургическое вмешательство показано при вовлечении в процесс гайморовых пазух, латеральной стенки носа, глаз, лица, а также при внутричерепном поражении. Некоторые врачи используют послеоперационный лаваж придаточных пазух амфотерицином В.

Основными методам предотвращения развития ре­цидива ИА при продолжении цитостатической или иммуносупрессивной терапии, проведении ТКСК или со­хранении выраженной иммуносупрессии являются при­менение антимикотиков и хирургическое удаление оча­гов поражения. Используются   вориконазол внутривенно 6 мг/кг каждые 12 ч в первый день, затем внутривенно по 4 мг/кг каждые 12 ч или перорально по 200 мг/сут (масса тела < 40 кг) или 400 мг/сут (масса тела > 40 кг);   каспофунгин по 70 мг в первый день, затем по 50 мг/сут;  амфотерицин В по 1,0 мг/кг через день;  итраконазол раствор для перорального приема по 5—7 мг/кг/сут;   при длительной нейтропении: Г-КСФ (филгра­стим, ленограстим) или ГМ-КСФ (молграмостим); хирургическое  удаление  одиночных  очагов поражения.

Список литературы

1.Anaissie E.J., McGinnis M.R., Pfaller M.A. (eds.) Clinical Mycology. Churchill Livingstone, 2003.

2. Denning D., Kibbler C, Barnes R.A. British Society for Medical Mycology pro­posed standards of care for patients with invasive fungal infections. Lancet 2003; 3: 230-40.

3. Dimopoulos G., Piagnerelli M., Berre J. et al. Disseminated aspergillosis in inten­sive care patients: an autopsy study. J. Chemother. 2003; 15: 71-5.,

4. Kibbler C.C., Mackenzie D.W.R., Odds ЕС. Principles and practice of clinical mycology. Chichester, N Y, John Wiley & Sons; 1996.

5. Lutz B.D., Jin J., Rinaldi M.G. et al. Outbreak of invasive Aspergillus infection in surgical patients, associated with a con­taminated air-handling system. Clin Infect Dis 2003;37(6):786-93

6. Meersseman W., Vandecasteele S.J., Wilmer A. et al. Invasive aspergillosis in critically ill patients without malignancy.Am J Resp Crit Care Med 2004; 170: 621-5.

7. Prentice H.G., Kibbler C.C., Prentice A.G. Toward a targeted, risk based antifungal strategy in neutropenic patients. Br J Haematol 2000: 110; 273-84.

8. Stevens D.A., Kan V.L., Judson M.A. et al. Practice guidelines for diseases caused byAspergillus. Clin Infect Dis 2000; 30: 676-709.

9. Yeo S.F., Wong B. Current status of nonculture methods for diagnosis of inva­sive fungal infections. Clin Microbiol Rev 2002; 15:465-84.


Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.



Thanx:
Яндекс.Метрика