CqQRcNeHAv

Коробка Вячеслав Леонидович — хирург

Коробка Вячеслав Леонидович

Кандидат медицинских наук, врач-хирург высшей квалификационной категории


О Коробке В. Л. из книги «Врачи Дона (2006г.)

Коробка Вячеслав Леонидович — заведующий отделением реконструктивной и пластической хирургии ГУЗ РОКБ № 1, кандидат медицинских наук, врач высшей категории.

Родился 8 апреля 1966 года в г. Аксае Ростовской области.

В 1989 году окончил лечебный факультет РОДНМИ и поступил на работу в Ростовский НИИ онкологии, где трудился хирургом торакоабдоминального отделения до своего назначения в июле 2005 года заведующим отделением реконструктивной и пластической хирургии Ростовской областной клинической больницы № 1.

О Коробке В.Л. из книги «Лучшие люди Дона»

(2007г.)

Имеет высшее медицинское образование. С 1989 г. работал врачом-хирургом Ростовского НИИ онкологии. С июля 2005 г. — заведующий отделением реконструктивной и пластической хирургии Ростовской областной клинической больницы. С 2006 года возглавляет центр. Автор 17 научных статей в центральной печати, имеет патент на изобретение.

Центр состоит из четырех отделений — гастроэнтерологии, реконструктивной и пластической хирургии, колопроктологии, эндовидеохирургии.

В центре оказывается диагностическая, лечебная и реабилитационная помощь больным с заболеваниями пищеварительной системы, выполняются эндоскопические операции и высокотехнологичные вмешательства на поджелудочной железе, пищеводе и других органах.


О Коробке В. Л. из газеты «Вечерний Ростов (Ростов-на-Дону). Дата выпуска: 10.03.2006

Хороший хирург не может привыкнуть к боли пациента

В отделении реконструкции и пластики органов областной клинической больницы № 1 провели редкую операцию: пациент с тяжелейшим диагнозом не только «выкарабкался», но и смог вернуться к нормальной жизни…

— Мужчина поступил к нам с диагнозом «рак правой почки», — рассказывает заведующий отделением В. Л. Коробка. — Опухоль у него к тому времени уже проросла в несколько органов, сформировались огромные свищи… Такого «букета» за 16 лет работы я не встречал! У больного была большая степень интоксикации, оперировали его на фоне общего тяжелого состояния. Мужчина — из сельской местности, обратился к врачам поздно… В ходе операции пациенту удалили почку, часть кишечника и печени, надпочечников. Но такой большой объем удалений спас мужчине жизнь! Его уже выписали из больницы. Пациент недавно приезжал в отделение. Анализы показывают, что бывший онкобольной, фактически приговоренный к смерти, чувствует себя хорошо.
— Это правда, что со временем у врачей вырабатывается своеобразный иммунитет к человеческой боли?
— Нет, конечно. По-человечески жаль всех, кто к нам попадает. Другое дело, что не всегда можешь помочь. Ведь хирурги, к сожалению, не боги… Вячеслав Леонидович Коробка в областной клинической больнице № 1 полгода. До этого работал в Ростовском научно-исследовательском онкологическом институте, у профессора, члена-корреспондента Российской академии медицинских наук Вадима Федоровича Касаткина. В областную больницу № 1 его пригласил главный врач В. Г. Мелешкин.
— Когда впервые проводили операцию, страшно было?
— Да нет: ведь впервые я встал за операционный стол, когда еще учился в мединституте. Самое главное для врача — сохранять спокойствие… Между прочим, Вячеслав Леонидович в юные годы серьезно увлекался футболом и выступал за детскую команду «Ростсельмаш». Однажды на одном из матчей его приметил тренер из спортивного интерната (сейчас это Ростовское областное училище олимпийского резерва), пригласил учиться. Три года будущий хирург учился в спортинтернате. У юного перспективного игрока просматривалось большое будущее, но в 17 лет заболел гепатитом, это дало осложнение на печень, ни о каком футболе не могло быть и речи. Родители настояли на мединституте, и Вячеслав Коробка стал студентом этого вуза.
«Мне очень нравится моя работа, — говорит сегодня хирург. — К тому же в нашей больнице есть все условия, чтобы оказывать больным высококвалифицированную помощь. А видеть своих пациентов выздоровевшими — что может быть для врача лучше? »


О Коробке В. Л. из газеты «Вечерний Ростов (Ростов-на-Дону). Дата выпуска: 12.12.2008

Если вдруг доктора напортачили, то в этом центре исправляют

52-летний Виктор Иванович Бутенко был все еще на больничной койке. Но на лицах у него и дежурящей рядом жены Светланы Владимировны сияли улыбки. Так, должно быть, чувствуют себя и люди, которым сперва вынесли смертный приговор, потом заменили его на пожизненное заключение, а затем вдруг выпустили на свободу. Около года назад Виктора Ивановича стала мучить боль в животе. Он обратился к врачам. О дальнейшем В. И. Бутенко до сих пор вспоминает с содроганием: «Сперва предположили, что у меня рак. В одной клинике меня вообще оперировать отказались, сказав, что это не их профиль. А в ведомственной больнице удалили опухоль, но конец кишечника вывели в бок… » Бутенко рассказали, как радовались первым хорошим известиям. Опухоль оказалась не злокачественной, а воспалительного характера. Такая может возникнуть по многим причинам — даже из-за такой банальной, как, например, рыбья кость. Виктору Ивановичу пообещали, что через три месяца ему сделают вторую операцию и избавят от отравляющей. жизнь стомы — дырки в боку. Но когда пациент вновь явился к хирургу, то услышал неприятную новость. Светлана Владимировна рассказала:
— Врач говорил мужу, что по ряду причин больше его оперировать нельзя. «Привыкайте жить так. И не обращайтесь больше ни к кому, здесь никто не поможет», — заверял он нас. Но знакомые сообщили, что в областной клинической больнице есть Центр, где делают чудеса. И вот мы здесь. Операция, которая длилась семь часов, прошла успешно. Муж сможет жить вновь полноценной жизнью…

***

Центр функциональной гастроэнтерологии и реконструктивно-пластической хирургии, включивший в себя четыре отделения, был создан менее двух лет назад. Но о нем уже хорошо знают в Ростове и области. Здесь умеют выполнять сложнейшие полостные операции, связанные с реконструкцией и пластикой органов. Широко применяется и консервативное лечение с использованием новейших методик, способствующих скорейшему восстановлению. Хорошая идея провалилась бы без сильной команды. Едва ли не самый известный в нашем городе «онкохирург от Бога» профессор Вадим Федорович Касаткин не раз публично называл имя своего лучшего ученика. Это Вячеслав Леонидович Коробка. Вместе они работали в Ростовском научно-исследовательском онкологическом институте. И вот теперь кандидат медицинских наук В. Л. Коробка стал директором Центра в областной клинической больнице. В этом Центре ежегодно проводят около 2600 операций. Каждая пятая из них относится к числу высокотехнологичных. А если учесть 300-400, связанных с реконструкцией органов, то, выходит, треть операций в Центре относится к числу сложнейших, порой по-настоящему уникальных. Здесь исправляют и то, что напортачили менее квалифицированные хирурги. Нередко целой бригаде врачей приходится работать по 8-10 часов. Бывали и операции, которые длились по четырнадцать!

***

Заведующий отделением реконструктивной и пластической хирургии, входящим в состав Центра, кандидат медицинских наук О. И. Чистяков рассказал об одной запомнившейся пациентке — молодой женщине с огромной, в три раза превышающей норму, селезенкой. Аномально развившийся орган перекрутился вокруг своей оси. Прекратился отток крови, начался тромбоз сосудов… Операция полностью вернула бедняжке здоровье. Другую больную, у которой была опухоль с прорастанием в аорту, удалось спасти вместе с сосудистыми хирургами областной клинической больницы. Благо, что Центр входит в состав этого лечебного учреждения и при необходимости всегда есть возможность привлечь специалистов других профилей. Директор Центра Вячеслав Леонидович Коробка рассказал и о недавнем спасении 19-летнего парнишки, попавшего в аварию. От страшного удара его внутренние органы буквально оторвались. Добраться к пострадавшему из Ростова или, наоборот, доставить его сюда, не хватило бы времени. Консультация из Центра по телефону
помогла хирургу в Белой Калитве все сделать правильно и спасти молодого человека. А когда тот окреп, его привезли в Ростов и, сделав еще одну сложную реконструктивно-восстановительную операцию, вернули возможность жить полноценной жизнью. Хирург В. Л. Коробка не любит встречаться с журналистами. После каждой публикации больных в Центре становится еще больше. Но всем помочь невозможно, пока не будет налажена грамотная хирургия по всей области. Доктор, конечно, старается способствовать этому по мере своих сил. Да только без хорошей базовой подготовки врачей в медицинском университете это чрезвычайно трудно…


О Коробке В. Л. из газеты «Вечерний Ростов (Ростов-на-Дону). Дата выпуска: 02.03.2007

Здесь могут и аорту поменять!

Исполнился год центру функциональной гастроэнтерологии, созданному в областной клинической больнице № 1. Центр объединил четыре отделения: реконструкции и пластики органов, гастроэнтерологии, эндовидеохирургии и колопроктологии. Отделения, казалось бы, трудно сочетаются между собой. Но это только на первый взгляд. Сейчас в центре гастроэнтерологии берутся за спасение больных с самой сложной патологией. Высокотехнологичное оборудование, талант и квалификация хирургов, а главное, желание выполнить порой просто уникальную, «ювелирную» работу, — творят чудеса.

Появился центр по инициативе главного врача областной клинической больницы № 1 Владимира Григорьевича Мелешкина. Руководить этим подразделением он пригласил кандидата медицинских наук, врача высшей категории: до этого Вячеслав Леонидович Коробка более 16 лет работал в Ростовском научно-исследовательском онкологическом институте. Уже можно говорить о результатах: за год в центре проведено более двух с половиной тысяч операций. Среди них и уникальная, по протезированию аорты и сосудов 67-летней женщине (у нее была злокачественная опухоль с прорастанием в аорту и нижнюю полую вену). Таких хирургических вмешательств ни в Ростове, ни в области, ни на юге России прежде не проводили! Оперировал сам директор центра, В. Л. Коробка, а помогали ему врачи областного кардиологического центра. Аорта — это самый крупный сосуд в нашей многокилометровой кровеносной системе. Он качает кровь от сердца в нижнюю половину туловища.

Если бы не смелость хирургов, пациентке грозила бы инвалидная коляска, не говоря уже о более тяжких последствиях. А оперировать аорту сложнее некуда. Ведь кровь из нее бьет, как нефть из скважины, — на несколько метров… Подобрать протез, чтобы он полностью совпадал с сосудами человека, да еще правильно его установить, — дело рискованное. Но хирурги справились с поставленной задачей. Теперь бывшая пациентка чувствует себя здоровой. Никогда не подумаешь, что ее кровь бежит по пластиковым трубкам… Каждый день в. операционные центра гастроэнтерологии (а их там четыре) входят хирурги, медсестры, анестезиологи, санитары. Бывает, медики проводят по пять-семь операций в день! И задерживаются на работе до полуночи, а то и дольше.

Можно сказать, что они здесь живут: у них нет ни выходных, ни праздников… Казалось бы, при таких темпах работы трудно сохранить индивидуальный подход к пациенту. Однако все врачи и медсестры знают своих больных по именам. И самое главное — они видят пациентов выздоравливающими. А что может быть лучше для врача?


О Коробке В. Л. из газеты «Вечерний Ростов (Ростов-на-Дону). Дата выпуска: 12.12.2008

Если вдруг доктора напортачили, то в этом центре исправляют

52-летний Виктор Иванович Бутенко был все еще на больничной койке. Но на лицах у него и дежурящей рядом жены Светланы Владимировны сияли улыбки. Так, должно быть, чувствуют себя и люди, которым сперва вынесли смертный приговор, потом заменили его на пожизненное заключение, а затем вдруг выпустили на свободу. Около года назад Виктора Ивановича стала мучить боль в животе. Он обратился к врачам. О дальнейшем В. И. Бутенко до сих пор вспоминает с содроганием: «Сперва предположили, что у меня рак. В одной клинике меня вообще оперировать отказались, сказав, что это не их профиль. А в ведомственной больнице удалили опухоль, но конец кишечника вывели в бок… » Бутенко рассказали, как радовались первым хорошим известиям. Опухоль оказалась не злокачественной, а воспалительного характера. Такая может возникнуть по многим причинам — даже из-за такой банальной, как, например, рыбья кость. Виктору Ивановичу пообещали, что через три месяца ему сделают вторую операцию и избавят от отравляющей. жизнь стомы — дырки в боку. Но когда пациент вновь явился к хирургу, то услышал неприятную новость. Светлана Владимировна рассказала: — Врач говорил мужу, что по ряду причин больше его оперировать нельзя. «Привыкайте жить так. И не обращайтесь больше ни к кому, здесь никто не поможет», — заверял он нас. Но знакомые сообщили, что в областной клинической больнице есть Центр, где делают чудеса. И вот мы здесь. Операция, которая длилась семь часов, прошла успешно. Муж сможет жить вновь полноценной жизнью…

***

Центр функциональной гастроэнтерологии и реконструктивно-пластической хирургии, включивший в себя четыре отделения, был создан менее двух лет назад. Но о нем уже хорошо знают в Ростове и области. Здесь умеют выполнять сложнейшие полостные операции, связанные с реконструкцией и пластикой органов. Широко применяется и консервативное лечение с использованием новейших методик, способствующих скорейшему восстановлению. Хорошая идея провалилась бы без сильной команды. Едва ли не самый известный в нашем городе «онкохирург от Бога» профессор Вадим Федорович Касаткин не раз публично называл имя своего лучшего ученика. Это Вячеслав Леонидович Коробка. Вместе они работали в Ростовском научно-исследовательском онкологическом институте. И вот теперь кандидат медицинских наук В. Л. Коробка стал директором Центра в областной клинической больнице.

В этом Центре ежегодно проводят около 2600 операций. Каждая пятая из них относится к числу высокотехнологичных. А если учесть 300-400, связанных с реконструкцией органов, то, выходит, треть операций в Центре относится к числу сложнейших, порой по-настоящему уникальных. Здесь исправляют и то, что напортачили менее квалифицированные хирурги. Нередко целой бригаде врачей приходится работать по 8-10 часов. Бывали и операции, которые длились по четырнадцать!

***

Заведующий отделением реконструктивной и пластической хирургии, входящим в состав Центра, кандидат медицинских наук О. И. Чистяков рассказал об одной запомнившейся пациентке — молодой женщине с огромной, в три раза превышающей норму, селезенкой. Аномально развившийся орган перекрутился вокруг своей оси. Прекратился отток крови, начался тромбоз сосудов… Операция полностью вернула бедняжке здоровье. Другую больную, у которой была опухоль с прорастанием в аорту, удалось спасти вместе с сосудистыми хирургами областной клинической больницы. Благо, что Центр входит в состав этого лечебного учреждения и при необходимости всегда есть возможность привлечь специалистов других профилей.

Директор Центра Вячеслав Леонидович Коробка рассказал и о недавнем спасении 19-летнего парнишки, попавшего в аварию. От страшного удара его внутренние органы буквально оторвались. Добраться к пострадавшему из Ростова или, наоборот, доставить его сюда, не хватило бы времени. Консультация из Центра по телефону помогла хирургу в Белой Калитве все сделать правильно и спасти молодого человека. А когда тот окреп, его привезли в Ростов и, сделав еще одну сложную реконструктивно-восстановительную операцию, вернули возможность жить полноценной жизнью.

Хирург В. Л. Коробка не любит встречаться с журналистами. После каждой публикации больных в Центре становится еще больше. Но всем помочь невозможно, пока не будет налажена грамотная хирургия по всей области. Доктор, конечно, старается способствовать этому по мере своих сил. Да только без хорошей базовой подготовки врачей в медицинском университете это чрезвычайно трудно…


О Коробке В. Л. из газеты «Вечерний Ростов (Ростов-на-Дону). Дата выпуска: 09.12.2011

Руки врачей важнее интерьера

ПОСЛЕ РЯДА ОПЕРАЦИЙ, ПРОВЕДЕННЫХ В ПРЕСТИЖНОЙ КЛИНИКЕ ДЕВУШКУ ПРИШЛОСЬ СПАСАТЬ НАСТОЯЩИМ СПЕЦИАЛИСТАМ. Осталось лишь оформлять инвалидность, не надеясь уже ни на что хорошее. К счастью, для получения бумаг потребовалось обратиться в областную клиническую больницу. Там врачи не остались равнодушны к истории несчастной девушки. Решили: случай сложный, но сдаваться рано.

Ангелине взялись помочь в Центре функциональной гастроэнтерологии, реконструктивной и пластической хирургии областной клинической больницы. Директор этого центра Вячеслав Леонидович Коробка (который затем и выполнил пациентке две сложнейшие операции) рассказал:

— У Ангелины были нарушены функции органов малого глаза. Кроме того, все оказалось даже хуже, чем предполагали вначале. Проблема заключалась не только в кишечнике: мы обнаружили у больной огромную опухоль пищевода. Пришлось и это новообразование удалять. Лечащий врач девушки Роман Евгеньевич Громыко, который также был в бригаде, спасавшей Ангелину, сообщил о том, что потребовались две сложные реконструктивные операции: сперва в области малого глаза, а потом — пищевода.

Первую сделали в мае, а вторую, дав пациентке восстановиться после сложного хирургического вмешательства, совсем недавно, в ноябре. Каждая из операций длилась по пять-шесть часов. Вначале больной убрали рубцы в малом тазу и восстановили часть кишечника. Затем удалили опухоль пищевода, которая достигала пятнадцати сантиметров в диаметре. Фактически новый пищевод пациентке сделали, использовав часть ее желудка. Впереди еще одна операция. Но самое сложное и страшное уже позади. Ангелина постепенно восстанавливается, и врачи надеются, что ее ждет нормальная жизнь.

Хотя, конечно, некоторые ограничения в ней будут. Словно в компенсацию за все лишения, судьба послала Ангелине не только встречу с талантливыми и неравнодушными медиками, но и любовь. Между операциями, со стомой в боку, девушка познакомилась с отличным парнем. Мама Ангелины, Татьяна Владимировна, рассказала, что поговорила с ним очень искренне и жестко: «Ты видел шрамы на теле и знаешь теперь, что внутри. Возможно, полностью здоровой моя дочь уже не будет никогда. Лучше отступись сейчас, чтобы потом не сделать ей больно. Ангелина уже слишком много пережила. Больше ей просто не вынести». Но парень ответил, что любит девушку. И сделает все возможное, чтобы она была счастлива. Молодые ростовчане мечтают пожениться, как только последняя операция будет позади.


О Коробке В. Л. из газеты «Вечерний Ростов (Ростов-на-Дону). Дата выпуска: 22.07.2013

В областной клинической представлен главный врач

Новым главным врачом Ростовской областной клинической больницы назначен кандидат медицинских наук, врач-хирург высшей квалификационной категории Вячеслав Леонидович Коробка. На прошлой неделе заместитель министра здравоохранения Ростовской области И. В. Галеев, сообщая эту новость коллективу медицинского учреждения, отметил, что Вячеслав Леонидович Коробка успел зарекомендовать себя не только как высококвалифицированный хирург, но и как хороший руководитель и прекрасный организатор. В 2006 году на базе больницы он создал и возглавил Центр функциональной гастроэнтерологии и реконструктивно-пластической хирургии, который получил широкую известность далеко за пределами Ростовской области. Именно эти качества и стали решающими при выборе нового главного врача.

Вступивший в должность В. Л. Коробка поблагодарил коллектив медицинского учреждения за многолетний труд и подчеркнул, что больница будет и дальше развиваться, опираясь на новые технологии и повышение профессионального уровня сотрудников.


О Коробке В. Л. из газеты «Вечерний Ростов (Ростов-на-Дону). Дата выпуска: 16.08.2013

Новый главврач областной клинической выполняет по три-четыре операции в день

Профессию хирурга В. Л. Коробка старается успешно совмещать с административной деятельностью В этом году в нескольких стационарах Ростова сменилось руководство. Новым начальником областного госпиталя для ветеранов войн стал Н. В. Будник, горбольницу № 1 имени Семашко возглавил Д. В. Сизякин, бывший ее главврач В. Г. Жданов «рокировался» в горбольницу № 4… А недавно поменялась табличка и на кабинете главного врача областной клинической больницы: эту должность занял Вячеслав Леонидович Коробка. Корреспондент «Вечернего Ростова» встретилась с ним, чтобы познакомить читателей с тем, кто будет возглавлять одно из крупнейших медицинских учреждений юга России.

Вячеслав Леонидович, новая должность вряд ли даст вам возможность часто оперировать, а ведь вас знают как блестящего хирурга! Или вы все же будете совмещать обязанности администратора и практикующего врача?

— Сейчас этот вопрос мне задают и сотрудники, и родственники, и друзья. Я полностью выполнил план на год, тем не менее ежедневно делаю по три-четыре операции, с шести до девяти часов и затем с полудня до 16 часов. В остальное время вплоть до 20.00 решаю чисто управленческие проблемы. Несмотря на то что у нас все хирурги опытные, нередко им недостает той квалификации, которая, не скрою, есть у меня. Так что при выполнении эксклюзивных хирургических вмешательств потребность во мне как специалисте по-прежнему велика…

— Не собираетесь ли вы последовать примеру некоторых своих коллег и когда- нибудь пойти в политику, например в депутаты Законодательного собрания Ростовской области? Ведь это, наверное, в известной степени решает проблемы финансирования и ремонта возглавляемого медучреждения? Да и проще «разруливать», разного рода ситуации…

Я не любитель политики. Считаю, что белый халат обязывает лечить больных и полностью посвятить себя этому делу. Кроме того, в установлении сроков получения самой суммы денежных средств, в том числе и дополнительных, определяющим фактором является не близость к чиновничьим кабинетам, а количество пациентов, особенно тяжелых, которым жизненно необходима специфическая высокотехнологичная медицинская помощь.

— Какими достижениями в профессиональной сфере вы особенно гордитесь? Может, назовете уникальные операции, вспомните необычные случаи?

— Практиковать начал с 1989 года. Если подсчитать, то на сегодняшний момент на моем счету несколько тысяч самых разных вмешательств — на желудке, поджелудочной железе, кишечнике. И онкологических, и по удалению и замене органов… Очень сложно оперировать при хроническом панкреатите. Насколько я знаю, в южной столице это по силам только хирургам нашей больницы. В молодости радовался конкретным свершениям, с возрастом многое забылось, и я превратился в прагматика. Больше придаю значение не тому, как именно добился результата, а тому, что бывший «тяжелый» пациент живет. Еще я горд, что имел шанс семь лет назад принимать участие в создании Центра функциональной гастроэнтерологии и реконструктивно-пластической хирургии, получившего широкую известность и добрую славу далеко за пределами нашего региона.

— Планируете ли вы менять команду? Думаете что-нибудь исправить в структуре больницы?

— Хирургический коллектив у нас сложился еще в 2005 году, как раз тогда, когда организовывали Центр. С тех пор наш дружный состав не менялся, и коллеги ни разу не подводили ни меня, ни друг друга. Что касается остальных кадров, то наследство от Владимира Григорьевича Мелешкина, бывшего главврача, досталось хорошее. Даже секретари, и те едва ли не с хирургической точностью выполняют свои функции. Пока меня, как руководителя, все устраивает…

— Не секрет, что некоторые жители нашего мегаполиса гораздо больше доверяют квалификации, так сказать, областных врачей, нежели городских. Может ли ростовчанин стать пациентом вашего лечебного заведения и что для этого нужно?

— Действительно, факт особого доверия — не вымышленный. Иногда доходит до трагикомедии: родственникам больного совершенно обоснованно и заблаговременно был дан отказ в госпитализации, те терпеливо выжидали, а затем привозили к нам на порог умирающего человека. Мол, никуда не денетесь, теперь-то примете! Тут, конечно, уже Не отвертишься… Но людям нужно понимать, что как машине грузоподъемностью в десять тонн будет тяжело, если нагрузить ее в три раза больше, так и у больничных отделений свои ограничения. Обижаться на нас не следует — как и ссылаться на Закон, по которому россиянин может обратиться в любое лечебно-профилактическое заведение. Устранить незначительную паховую грыжу прекрасно могут и специалисты районных больниц. В стационаре по месту жительства можно и поправить сердце. У нас же наиболее проблемные случаи, повышенной степени сложности. Если у вас именно такой, то берите направление лечащего врача, паспорт, полис обязательного медицинского страхования — и к нам.

— Ваши дети тоже врачи?

— Старший сын (ему 24 года) пошел по моим стопам. Он с детства хотел быть хирургом. Младшие сын и дочка еще школьники и пока ни о чем конкретном не задумываются. Я же, как отец, не намерен им навязывать определенную профессию.

Наступит момент — сами решат! Однако от хирургической деятельности буду отговаривать. Она требует слишком много жизненных ресурсов — самоотдачи, ответственности, повышенной требовательности к себе. Ведь скальпель это не волшебная палочка, по мановению которой исполняются желания!

— Многие интернет-сайты грешат тем, что выхватывают факты из надежных печатных изданий, таких, как, например, «Вечерний Ростов», искажают и перевирают их и преподносят в качестве сенсаций…

— В последнее время стало модно негативно отзываться о работе медиков. Мол, и коррупция у них, и лечение неправильное, и манеры заставляют желать лучшего… Но никто не вспоминает, сколько жизней за сутки спасают в России люди в белых халатах. Полагаю, счет идет на десятки тысяч человек! И это при том, что медики получают небольшую зарплату. Неудивительно, что многие просто уходят из профессии или идут работать за хорошие деньги в частные клиники. Между тем, чтобы воспитать сильного кардиохирурга, нужно 15 лет — в течение которых, разумеется, бывают и неудачные опыты. Как бы мы все ни старались, иногда судьба пациента решается свыше. И если публично обвинять оперировавшего врача, он либо сам уйдет, либо его «попросят». В итоге мы теряем перспективные кадры. Бесспорно, мне хотелось бы иметь дело с профессионалами, понимающими людьми, умеющими правильно и объективно подавать информацию. Если кто-то нарочно проигнорирует наши пожелания, то о каком контакте может идти речь?

— Вячеслав Леонидович, а чем вы занимаетесь на досуге? Что помогает восстановить силы после напряженного рабочего дня?

— К сожалению, сейчас слишком мало времени, чтобы тратить его на себя. Ведь я к тому же доцент кафедры хирургии № 4 Ростовского государственного медицинского университета, пишу научные статьи.

Стараюсь, но без фанатизма, поддерживать себя в хорошей физической форме. И, конечно, выкраиваю часдругой, чтобы спокойно побыть в кругу семьи.

— Спасибо вам за откровенное интервью. И от всего коллектива «Вечернего Ростова»

— пожелание удачи на очень ответственном новом профессиональном поприще!


О Коробке В. Л. из газеты «Молот (Ростов-на-Дону). Дата выпуска: 18.08.2006

Реконструкция человека

Человеческий организм устроен очень мудро и на редкость сложно. Врачи, изучающие и лечащие человека, разделили его на части: легкими занимается пульмонолог, женскими органами — гинеколог, почками — уролог… и каждый, что называется, — узкий специалист в своем деле. А что, если болезнь одновременно захватила иbпочки, и печень, и кишечник, да еще так, что поможет лишь оперативное вмешательство? Где найти столько специалистов? И возможно ли разработать единый технологический процесс для лечения таких больных, начиная от подготовки к операции до полной их реабилитации? Год назад в областной клинической больнице сказали: да, это возможно, и создали Центр функциональной гастроэнтерологии, реконструктивной и пластической хирургии. Сегодня здесь делают операции с такой сложной патологией, за которые раньше не то чтобы не взялись… просто риск был очень велик. Высокотехнологичное оборудование, умение хирургов, а главное, желание выполнять порой просто уникальную работу, теперь творят чудеса.

Я застала в отделении девочку, над которой хирурги «колдовали» 14 часов! До того, как попасть на операционный стол, она прошла все муки ада, и по самым оптимистичным прогнозам должна была если уж не умереть, то остаться глубоким инвалидом. А она улыбалась, носилась по коридорам, гуляла в больничном дворе и в разговоре лишь один раз нахмурилась, когда директор Центра, оперирующий ее хирург Вячеслав Коробка задал простой житейский вопрос: «Ты помнишь день после операции, когда первый раз сама смогла сходить в туалет? » (Да, в жизни так часто бывает — смешное и великое рядом). «Помню… » — и расплакалась. Еще бы не помнить? ! Это был день ее возвращения к жизни.

… Переделывать всегда сложнее, чем начинать сначала. У девочки, с которой я познакомилась в Центре, страшная история болезни. Два с половиной года назад у нее обнаружили злокачественную опухоль в матке. Когда дома, в районной больнице, ее взяли на операцию, оказалось, что болезнь настолько запущена, что удалять пришлось все репродуктивные органы. Не надо быть медиком, чтобы догадаться, как страдал ребенок, у которого в организме все было нарушено. В районной больнице ей попытались помочь, но ничего не получилось, со сложнейшей патологией и соответственно с таким же общим состоянием девочка поступила в Центр. Вячеслав Коробка разработал план уникальной операции по реконструкции утраченных органов. Не будем описывать подробности, скажем только, что на 26-й день после операции организм ребенка стал функционировать нормально. В онкологическом плане тоже все благополучно, никаких метастазов нет и быть не должно. За это хирург Вячеслав Леонидович Коробка может поручиться. Он 16 лет, еще со студенческой скамьи, учился хирургии в федеральном онкологическом институте у члена-корреспондента Российской академии медицинских наук профессора Вадима Федоровича Касаткина, и «перспективу» развития той или иной опухоли определить может уверенно.

В областную клиническую больницу доктор Коробка попал по приглашению главного врача Владимира Мелешкина, заразившего его своей мечтой — создать на базе четырех отделений Центр для лечения больных с сочетаниями, казалось бы, несочетаемых болезней. «А любая идея начинается с мечты», — улыбается Вячеслав Леонидович. Главный врач наделил директора полномочиями по укомплектованию Центра специалистами, насытил Центр эндовидеохирургическими стойками, другой аппаратурой. Появилась возможность на совершенно новых принципах лечить больных с неопухолевыми и опухолевыми заболеваниями пищевода, желудка, двенадцатиперстной кишки, поджелудочной железы, печени, мочевого пузыря и множества других органов в едином высокотехнологичном лечебно-диагностическом процессе. Сегодня в Центре пациенты с диагнозом, имевшим когда-то фатальный исход, выживают и возвращаются к нормальному трудовому ритму.

… Три хирурга, сестра, анестезиолог, санитары — таков обычный состав бригады, которая ежедневно входит в операционные Центра (а их в нем четыре) и за один лишь месяц оперирует до ста человек. Есть, как на производстве, план, есть стандарты, и, кажется, трудно сохранить при таких темпах индивидуальный подход к пациенту. Но как ни странно, все врачи и медсестры знают своих больных по именам, успевают до и после операции побывать несколько раз на день в палате.

Большинство не просто работает в Центре, а живет в нем, без праздников и выходных. Так здесь было всегда, еще до того, как разрозненно работали четыре отделения. Потому что была и осталась школа, известная далеко за пределами области. Наша, ростовская, которую создавали много лет назад и из которой вышли не только сотни талантливых врачей, но и тысячи возвращенных к жизни людей.


О Коробке В. Л. из газеты «Наше время (Ростов-на-Дону). Дата выпуска: 20.06.2006

Новый центр принимает пациентов

В начале этого года под руководством главного врача Владимира Григорьевича Мелешкина в Ростовской областной клинической больнице №1 создан гастроэнтерологический центр. В состав центра, которым руководит кандидат медицинских наук, врач высшей категории Вячеслав Леонидович Коробка, вошли отделения функциональной гастроэнтерологии, реконструктив-но-пластической хирургии, эндовидеохирургии, колопроктологии, каждое из которых включает амбулаторное звено. Благодаря созданию единого центра высококвалифицированные врачи отделения функциональной гастроэнтерологии в короткие сроки проводят диагностическое обследование, совместно со специалистами других отделений центра приходят к единому мнению о методике лечения. Если необходима операция, проводят предоперационную подготовку пациента. Затем пациента переводят в одно из хирургических отделений, оперируют и в послеоперационном периоде назначают реабилитационное лечение.

Такой комплексный подход, взаимодействие разных специалистов в рамках одного центра снижают риск упустить какую-то, возможно, маленькую, но жизненно важную деталь в состоянии пациента. Кроме того, подобная тактика позволяет значительно сократить период нетрудоспособности, быстрее вернуть человека к обычной жизни, в буквальном смысле «поставить на ноги». Несколько слов об одном из отделений центра — отделении функциональной гастроэнтерологии (заведующая отделением кандидат медицинских наук Бабиева Анджела Мироновна). Здесь на сегодня выполняется чрезкожная биопсия печени, которая дает более точные показатели состояния органа, в том числе его глубинных структур. Жители городов и районов Ростовской области благодаря работе нового прибора Гастролайзера, единственного в Ростове, впервые получили возможность более качественной диагностики заболеваний кишечника, связанных с дизбактериозом, недостаточностью ферментов, переваривающих пищевые продукты. Причем это совершенно нетравматичный метод диагностики — анализируется выдыхаемый пациентом воздух. Ведется борьба с предраковыми состояниями (их ранняя диагностика и медицинская помощь в полном объеме благодаря уровню подготовки специалистов центра). Гастроэнтерологическое отделение работает в тесном контакте с Ростовским государственным медицинским университетом, являясь клинической базой, что позволяет проводить фундаментальные исследования.

Помимо диагностики и лечения на высоком уровне, в отделении заботятся о том, чтобы выздоровление пациентов проходило в как можно более уютной и теплой атмосфере, чтобы пациент всегда чувствовал доброжелательное сердечное отношение к себе. Ведь только так процесс выздоровления пойдет быстрее.


О Коробке В. Л. из газеты «Наше время (Ростов-на-Дону). Дата выпуска: 30.12.2008

Не боги, но…

Молодая жительница Ростова еле добралась до 20-й горбольницы, находящейся вблизи от ее дома. Ее сразу же госпитализировали, но врачи не могли понять, что с ней. А она задыхалась и кашляла… желчью, невесть как попавшей в бронхи и плевральную полость, слабела на глазах… Больница обратилась в медуниверситет, но даже там ничего не смогли прояснить: профессура тоже была в недоумении. Тогда связались с гастроэнтерологическим центром областной клинической больницы № 1. Директор центра В.Коробка, осмотрев больную, перевел к себе, сразу же решив, как будет ее оперировать. Сложнейшая многочасовая операция спасла молодой женщине жизнь. А не попади она на операционный стол в облбольницу № 1, шансов бы у нее не было. Ей просто заново подарили жизнь.

Таких примеров в гастроэнтерологическом центре — множество. Открываешь дверь любой палаты — и узнаешь очередную историю фантастического (вернее — высокопрофессионального) спасения. В составе центра (он создан в больнице не так давно — года три назад) — четыре отделения: реконструктивно-пластической хирургии, колопроктологии, эндовидеохирургии и функциональной гастроэнтерологии. В год здесь делается 2600 операций — это больше, чем где бы то ни было. Средний возраст хирургов — примерно тридцать лет. Все помногу оперируют. А Вячеслав Леонидович Коробка, который пришел сюда из онкоинститута, оставляет за собой самые сложные, малопонятные случаи и делает в год по 700 — 800 операций. В день нашей встречи ему предстояло их выполнить пять, а накануне было четыре. Закончил все ближе к ночи. «А бывает, — говорит он, — что одна-единственная операция длится десять-двенадцать часов: все зависит от сложности…»

В том-то и суть, что тут делаются такие операции, на которые мало кто решается не только в Ростове, но и в ЮФО. Реконструкция (то есть восстановление, «выкраивание» заново из других тканей — Л.К.) пищевода, желудка, мочеточников, мочевого пузыря, операции на надпочечниках и поджелудочной железе, стентирование желчных протоков… Можно по пальцам пересчитать тех, кто способен на такую хирургическую работу, находящуюся уже на грани чего-то запредельного.

По словам директора центра, помочь абсолютно во всех ситуациях, наверное, невозможно (не надо заблуждаться), даже самый высококлассный специалист-медик — это все-таки не господь бог.

— Но для хирургов, поверьте, нет большей радости, чем удовлетворение от хорошо завершенного дела, — говорит Вячеслав Леонидович. — Когда человек уходит из нашего центра здоровым и продолжает потом жить, не испытывая прежних страданий, — это счастье.

И — последнее. В гастроэнтерологическом центре облбольницы № 1 — самая низкая летальность среди хирургических отделений области: 1,9%. При сложнейших операциях, которые здесь делают! Можно ничего больше не добавлять, верно?


О Коробке В. Л. из газеты «Наше время (Ростов-на-Дону). Дата выпуска: 07.11.2012

Хорошо, что вы есть!

…Очнулась в реанимации. Как в тумане, увидела рядом с кроватью Вячеслава Леонидовича, услышала от него: «Все позади, операция уже закончилась…». И в этот момент с облегчением поняла, что жива и буду жить…

За последние несколько лет мне не раз доводилось рассказывать в «Нашем времени» о гастроэнтерологическом центре областной клинической больницы, возглавляемом Вячеславом Леонидовичем Коробкой, кандидатом медицинских наук, замечательным врачом. Писала, но думать тогда не думала, что однажды меня саму госпитализируют сюда, и все будет проверено на себе.

Как последний шанс

…Рано утром возле кабинета Вячеслава Леонидовича уже клубится очередь. Он принимает всех, осматривает, решает вопросы госпитализации. Затем отправляется в операционную — на целый день. Выходит оттуда, бывает, в десятом часу вечера, а то и позже. Мобильный телефон не отключает даже в операционной, ему и туда звонят. Есть хирурги, специализирующиеся на операциях в какой-то одной зоне — печени, например, или желудка, или кишечника. А есть универсалы, которые освоили и то, и другое, и третье… Их и по стране-то не так уж много, а уж в регионе — тем более.

Вячеслав Леонидович — один из них. Для него нет закрытых тем, он умеет делать, кажется, все, но продолжает «собирать» (бывая на конференциях) новые хирургические технологии, внедряя их у себя. Больные приезжают к нему не только из донских райцентров, но и из других областей, республик. С направлениями, по квотам, а нередко — самотеком.

— Мы узнали, что ту операцию, которая мне нужна, лучше всего могут сделать в Германии, Москве или в Ростове, у Коробки, — рассказывала похожая на былинку жительница соседней области. — Я собрала документы и приехала сюда…

К моменту моей выписки она уже отбыла домой, благополучно прооперированная, окрыленная. В.Коробке известность не нужна, она и так у него есть: самая надежная — основанная на людском признании, когда бывшие пациенты рассказывают о нем другим, и его фамилия, передаваемая из уст в уста, звучит как пароль спасения. Даже в глубинке про него знают, и туда слух о нем дошел, без всякого пиара и рекламы. Госпитализируют в отделение реконструктивно-пластической хирургии гастроэнтерологического центра с самыми разными диагнозами. Общее одно: все пациенты — тяжелые, «простеньких» тут не бывает, чуть ли не для каждого госпитализация — последний шанс. Между прочим, хотя в год здесь делается до трех тысяч операций, летальность — самая низкая в Ростове: меньше одного процента. Под стать Вячеславу Леонидовичу и остальные хирурги: несмотря на молодость, они тоже мастера с большой буквы. Это редкость и немалое умение — собрать такой коллектив, где у каждого уже есть свои вершины.

Когда, например, завотделением Олег Игоревич Чистяков, u1087 правая рука Вячеслава Леонидовича, докладывал на одной международной конференции о сделанной им редчайшей операции (удалении опухоли крестца — мало кто в мире это делает), аудитория отреагировала аплодисментами, мэтры-иностранцы не могли поверить, что такое осуществлено не в Москве или Питере, а в Ростове — в областной клинической больнице.

Чужие ошибки

Информация к размышлению: большую часть операций составляют здесь те, что связаны с… исправлением чужих ошибок.

— Это самый трудный раздел работы, — признается В.Коробка. В тот день, когда мы беседовали, кстати, из четырех запланированных операций две как раз и были из разряда «переделок» — после предшествующих хирургических вмешательств. Почему трудно исправлять за другими? Болезнь и без того меняет анатомию органов. А если сюда добавляются еще неумелые действия хирурга, то получается… кошмар, мешанина, «каша». Очень сложно потом снова во все это вмешиваться и пытаться сделать из «покромсанных» органов что-то жизнеспособное — сродни прогулки по минному полю. Однако приходится. Поскольку никто другой больше не сможет — только В.Коробка и его коллеги. Отделение — единственное место, где можно исправить последствия чужой хирургической некомпетентности. Свидетельствую из собственного опыта и на основе примеров, что прошли перед глазами.

…Пожилую жительницу сельского района прооперировали в ЦРБ молодые хирурги- новички. И такое «накрутили» у нее в животе, что та едва не погибла. Вячеслав Леонидович потом все исправлял.

…В продвинутом медучреждении мужчине пытались восстановить обожженный пищевод, но не смогли — орган погиб, его потом удалили, на шее образовался свищ.

…Другому мужчине в другой клинике вставляли стент (трубку) в обожженный пищевод

— и проткнули его.

Оба пострадавших в конце концов были госпитализированы в областную клиническую больницу. В.Коробка спас их, сделав пластику пищевода из тканей желудка, кишки. Да что далеко ходить: я сама оказалась в отделении реконструктивно-пластической хирургии после неудачной операции в одной из ростовских больниц, куда попала по «скорой помощи». Результат — абсцесс брюшной полости.

Если б не В.Коробка, навряд ли была бы сейчас жива… Вячеслав Леонидович очень уравновешенный человек, от него исходит какой-то особый флюид уверенности, спокойствия, который передается и пациентам, помогает выздоравливать. Расстроить, вывести его из себя, по-моему, может лишь одно: очередной случай врачебного непрофессионализма, с чем ему так часто приходится сталкиваться и чему он никогда не находит оправдания.

Понятно, что силами одного-единственного отделения, пусть даже и с хирургами- мастерами, всю область не закроешь, весь вал чужих ошибок на себя не примешь. Но… По сути, В.Коробка и его коллектив как раз этим и занимаются. Потому и в праздничные дни они на работе, и в выходные, и в операционной — от темна до темна.

— Хорошо, что они у нас есть! — говорят пациенты отделения. И это чистая правда.


О Коробке В. Л. из газеты «Молот (Ростов-на-Дону). Дата выпуска: 07.07.2009

Как футболист стал хирургом

Почетной грамотой Минздрава России за успех в проведении высокотехнологичных операций награжден директор центра функциональной гастроэнтерологии и реконструктивно-пластическои хирургии областной клинической больницы, врач высшей категории Вячеслав КОРОБКА. Это доктор, который выполняет операции на самом высоком мировом уровне.

«Коробка — гордость донской медицины, — сказала на пресс-конференции в честь Дня медицинского работника министр здравоохранения Ростовской области Татьяна Быковская. — Он «ювелир» в своей профессии. Такие уникальные органосохраняющие операции в донском регионе могут выполнять только Вячеслав Коробка и его учитель, профессор Вадим Касаткин». Одним из медицинских подразделений, получивших в этом году немалые деньги из федерального бюджета (более 11 миллионов рублей) на проведение высокотехнологичных операций в области хирургии, является центр функциональной гастроэнтерологии и реконструктивно-пластической хирургии областной клинической больницы. Потому федеральные квоты на бесплатное лечение выделяются не только жителям Ростова и Ростовской области, но и больным из Волгоградской области, Республики Дагестан, других субъектов Российской Федерации. Ведь хирургов-профессионалов высочайшего уровня в южном регионе можно пересчитать по пальцам.

Между тем хирург Коробка в школьные годы о профессии врача и не думал. Он серьезно увлекался футболом, играл за детскую команду «Ростсельмаша». Однажды на одном из матчей его приметил тренер из спортивного интерната (сейчас это Ростовское областное училище олимпийского резерва), пригласил учиться.

Три года будущий хирург учился в спортивном интернате. У юного перспективного футболиста просматривалось большое будущее, но в 17 лет Вячеслав Коробка серьезно заболел. И о спортивной карьере пришлось забыть.

— По совету родителей поступил в мединститут, хотя особого желания стать врачом не было. Мама у меня экономист, отец — преподаватель вуза. Но я прислушался к совету старших. Думаю, поступил правильно, — говорит Вячеслав Леонидович.

В мединституте Коробка стал учеником известного врача профессора Вадима Русакова, который в ту пору заведовал кафедрой хирургических болезней №2. Именно профессор Русаков в те годы начал оперировать больных с раком желудка и пищевода, которых считали безнадежными. Во время такой операции удаляются желудок, часть поджелудочной железы и полностью двенадцатиперстная кишка. После реконструктивно-пластической операции больной выздоравливает. Затем такие операции стал проводить в Ростовском онкоинституте ученик Русакова профессор Вадим Касаткин. Именно Касаткин пригласил Коробку в онкоинститут, где они проработали вместе 16 лет. «Мне повезло, — говорит Вячеслав Леонидович. — У меня были, не побоюсь этого слова, великие учителя, хирурги-онкологи Вадим Русаков и Вадим Касаткин».

Впрочем, у директора Центра гастроэнтерологии и ре-конструктивно-пластической хирургии Вячеслава Коробки выросли уже свои ученики — практически все они, вчерашние выпускники медуниверситета, уже кандидаты медицинских наук. И выполняют операции на таком же высочайшем уровне, как и их руководитель.

Единственное, чего не хватает, так это времени на семью. «Детей не вижу неделями. Уезжаю, они еще спят. Приезжаю — уже спят. Но что делать, такая работа. Хорошо, что жена меня понимает», — говорит Вячеслав Леонидович.


О Коробке В. Л. из газеты «Наше время (Ростов-на-Дону). Дата выпуска: 13.07.2011

Спасибо вам, доктор!

— Спасибо, доктор! Мы верили в вас, знали, что только вы спасете… — волнуясь, говорит Роман Сытников директору гастроэнтерологического центра областной клинической больницы Вячеславу Леонидовичу Коробке, зайдя в кабинет вместе с отцом, за которым ухаживает сейчас после операции. — Наше счастье, что в конце концов все-таки попали к вам… .. .У Анатолия Александровича, отца Романа, — язвенная болезнь. В центральной районной больнице сделали операцию, но неудачно. Начался перитонит, абсцесс. А местные доктора ничего не распознали, не увидели. Хорошо-лечащий врач догадался созвониться с В.Коробкой и услышал от него:

«Привозите». …Ассистировавший В. Коробке на этой операции профессор С. Круглов признался потом, что никогда еще ничего подобного не видел. Используя однорядные швы (этого больше нигде в области не делают, не умеют, — Л.К.), все, что надо, сшили, убрали воспаленные участки и заново собрали «конструкцию». Анатолий Александрович остался жив. Считай, с заново созданным органом. Чуть ли не о каждой здешней операции можно сказать: «Уникально». Ведь сюда попадают лишь по самым отчаянным поводам, в ситуации «или пан, или пропал»…

Вот как у жителя Цимлянского района, которому в Ростове в одном медучреждении сделали операцию по восстановлению пищевода (суженного и зарубцевавшегося после ожога: распространенная ситуация. — Л.К.), но она, по сути, не получилась. В течение двух лет прооперированный жил фактически без пищевода, питался через трубочку. Сам сумел разыскать В.Коробку и приехал к нему в областную клиническую больницу. Доктор взялся исправлять ошибки коллег..

Месяц назад бывший пациент вновь приезжал к Вячеславу Леонидовичу. Чувствует себя нормально, только голос сиплый («отвечающий» за него нерв проходит как раз вдоль пищевода) — единственное напоминание о перенесенных испытаниях.

Чудо? Фантастика? Можно и так сказать. Сейчас у В.Коробки лежит еще один больной — живой пример того, к чему может привести пренебрежение принципом «не навреди». И рискованная погоня за новомодными хирургическими «штучками».

…Может, он где-то прочитал о возможности поставить в обожженный пищевод стент (трубочку, что обычно ставят онкобольным. — Л.К.). Или от кого-то услышал. Или реклама на глаза попалась. Но факт: в одной «продвинутой» ведомственной больнице ему такой стент поставили. Хотя он был не нужен.

А когда устанавливали, то… проткнули пищевод и трахею. По сути обрекли на смерть. Спасли его в областной клинической больнице. Торакальные хирурги ушили трахею, а в отделении у В. Коробки стали заново восстанавливать пищевод. Из пострадавших органов. Я сейчас стараюсь не «грузить» читателей описанием подробностей, но поверьте: операции — из разряда запредельного, почти невероятного. Остался, правда, открытым вопрос, чем руководствовались напортачившие со стентом доктора, чьи огрехи пришлось исправлять В. Коробке и его коллегам?

…Про гастроэнтерологический центр областной клинической больницы легенды слагаются. Но В.Коробка, когда слышит это, отмахивается. Звездная болезнь ему совсем не свойственна, он, напротив, на редкость скромный человек. По-настоящему его волнует другое: кадровый хирургический голод. Самая большая проблема сегодня. Люди с дипломами из медуниверситета выпускаются, но это еще не специалисты, да и не все рвутся «на передовую». Не хватает трудолюбивых и терпеливых, объективных и настойчивых, не перегруженных амбициями. Хочется воспитать себе смену, передать опыт, навыки, признается Вячеслав Леонидович. Как ассистент хирургической кафедры он постоянно присматривается к молодежи, выискивает самых способных, берет себе под крыло, пестует. Кто-то остается, а кто-то уходит — в бизнес, коммерцию.

Большинству ведь хочется «много и сразу» — такова сегодняшняя реальность. Зато те, кто остались работать, — самые стойкие, надежные.

А вот нехватка хирургов в сельской местности — острее некуда, директора гастроэнтерологического центра это тоже очень волнует. Областная медицина и коллеги-районщики связаны общей «пуповиной», одни не могут без других. Ведь обыденную хирургическую работу — аппендициты, грыжи, ДТП и т.д надо делать.

. А если некому, тогда — как? Есть районы с 2-3 хирургами на всю территорию, а есть — где ни одного. Нехватка специалистов тянет за собой все остальное: ошибки, просчеты, «близорукость» в диагностике. И каждая экстренная ситуация

— как последний бой. Но все равно надо уметь справляться, считает В.Коробка, помогать коллегам, выручать, обучать, подсказывать.

…Застать Вячеслава Леонидовича в кабинете невероятно трудно — он все время в операционной. Выходит оттуда в десять часов вечера, а то и позже. А в восемь утра он уже на рабочем месте, к этому моменту у него под дверью уже ждут: проконсультироваться, показаться, о чем-то спросить. Некоторые из других городов приезжают. Вот как жительница Туапсе Светлана, о которой рассказывалось в «НВ» в корреспонденции «Спасибо за жизнь!..» (в номере за 7 октября 2010 года). Ей, считай, погибавшей тогда после автоаварии, В. Коробка сделал операцию на размозженной печени: до него еще никто ничего подобного не делал. А сейчас, спустя полгода, приехавшая к нему Светлана настолько хорошо себя чувствует, что даже снова села за руль машины.

— А как к вам люди попадают? — спросила я В. Коробку напоследок. — По направлениям ЦРБ? По-всякому, как оказалось. Направления из райбольниц — само собой. Плюс тесная связь с коллегами, выезды по «санавиации» (так по старинке все называют службу экстренной помощи облбольницы, выезжающую в область на срочные вызовы). А еще… Слухом земля полнится.

— Раздаю визитки и номер своего сотового всем пациентам, их родственникам, приезжающим на консультации жителям, — говорит Вячеслав Леонидович. — На звонки отвечаю круглосуточно, даже во время операций со мной связываются…

Понятно? Попасть сюда можно, лечение здесь — не что-то недоступное, в случае чего — помогут. А здешние врачи — профессионалы высокой пробы, чуткие понимающие люди…


Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.



Thanx:
Яндекс.Метрика