CqQRcNeHAv

Нейролейкоз: особенности течения и диагностики

И.В. Снежко, Ю.В. Шатохин

Нейролейкоз представляет собой метастатическое поражение центральной и периферической нервной системы, встречающееся при таких заболеваниях как лимфомы, миеломная болезнь, хронический лимфолейкоз, но чаще всего является неврологическим осложнением различных форм острого лейкоза.

Вовлечение мозговых оболочек (менинголейкемия) проявляется головной болью, тошнотой, рвотой, ригидностью шейных мышц, синдромом Кернига, иногда раздражительностью, сонливостью, угнетением сознания, эпилептическими припадками. Диффузная инфильтрация оболочек может осложняться гидроцефалией. Лейкемические депозиты могут сдавливать или инфильтрировать черепные нервы и корешки спинномозговых нервов. Диагноз можно подтвердить при исследовании ликвора, которое выявляет лейкемические клетки (содержание глюкозы обычно снижено, а содержание белка — повышено).В данных случаях при спинномозговой пункции уже находят высокий бластный цитоз. Диффузная инфильтрация оболочек может осложняться гидроцефалией, отмечается отёк дисков зрительных нервов, нистагм, косоглазие. При этом отмечается повышение уровня белка в спинномозговой жидкости  при нормальном содержании клеточных элементов.

Поражение вещества мозга может проявляться судорогами, эпилептическими припадками, спутанностью сознания, обмороками и неадекватным ситуации поведением.

Фокальные лейкемические депозиты могут локализоваться в любом отделе ЦНС и проявляются поражением черепных нервов, гемиплегией, афазией, гемианопсией, атаксией, припадками, корковой слепотой. Слепота может быть также результатом инфильтрации зрительного нерва. Нередко отмечаются онемение подбородка и безболезненные язвы на слизистой полости рта вследствие поражения подбородочного нерва. В результате диффузной инфильтрации гипоталамуса и гидроцефалии возникают нейроэндокринные расстройства, нарушение сна и бодрствования, гиперфагия, сопровождающиеся ожирением, головной болью, рвотой, агрессией.

При этом отмечается повышение уровня белка в спинномозговой жидкости при нормальном содержании клеточных элементов.

Поражение черепных нервов характеризуется двоением в глазах, нарушением движения глазных яблок, снижением зрения на стороне поражения, зачастую до полной слепоты, развитием атрофии диска зрительного нерва. Возможно поражение лицевого нерва с вялым парезом мимической мускулатуры на стороне поражения.

При этом состав спинномозговой жидкости может оставаться нормальным, либо в ней находят бластный цитоз, свидетельствующий о вовлечении в процесс оболочек мозга.

Отсутствие клинических проявлений нейролейкоза  не означает отсутствия лейкозного поражения оболочек. У 50% больных без клинических проявлений нейролейкоза  и с нормальной цереброспинальной жидкостью при морфологическом исследовании выявляется лейкозная инфильтрация оболочек головного мозга. В случае поражения вещества головного мозга может обнаруживаться очаговое поражение при компьютерной томографии или патологический  очаг  на ЭЭГ.

Лечение осуществляется путём внутрилюмбального (интратекального)  введения цитостатиков и облучения. Проявление данного заболевания имело место у нескольких пациентов, проходивших лечение  в гематологическом отделении клиники РостГМУ.

Клинический случай №1. Пациентка И., 28 лет, жительница Чеченской Республики, госпитализация с 29.06.07 по 13.08.07. При поступлении предъявляла жалобы на общую слабость и недомогание, боли в костях, онемение и парестезии в правых конечностях, «выпячивание левого глазного яблока» и нарушение зрения на левый глаз (различает только свет), беспричинное появление синяков на коже туловища и конечностей; перечисленные жалобы появились месяц назад, когда больная отметила припухание левого глаза и боли в левой половине лица, шум в ушах, которые прогрессивно нарастали, присоединились боли в пояснице, ребрах.

Состояние расценивалось как опухоль левого глазного яблока? Абсцесс глазницы?, планировалась операция, которая была отложена в связи с изменениями в общем анализе крови  (анемия, тромбоцитопения).

При поступлении в РостГМУ состояние расценивалось как крайне тяжелое: выраженный левосторонний экзофтальм, интоксикация, правосторонний гемипарез.

На МРТ- признаки мягкотканного образования левой орбиты и надглазничной области, признаки продуктивных изменений слизистой клиновидной и решетчатой пазух. Диффузные изменения костного мозга. Признаки внутричерепной гипертензии.

Основной диагноз: Острый промиелоцитарный лейкоз с экстрамедуллярным поражением левого глаза, орбиты. Нейропоражение. Осложнение: Тромбоцитопения. Хронический ДВС-синдром. Фебрильная нейтропения.

Форма гемобластоза идентифицирована на основании цитохимической и цитогенетической характеристики бластных клеток. Проведена специфическая терапия по схеме «7+3+весаноид», достигнута клинико-гематологическая ремиссия

Поражение спинного мозга возникает вследствие его сдавления экстрадуральными депозитами, реже оно обусловлено инфильтрацией, а также тромбозом или окклюзией спинальных сосудов, кровоизлиянием, паранеопластической некротической миелопатией.

Клинический случай №2. Пациентка Х., 45 лет, в течение 2-х лет наблюдалась гематологом по поводу хронического миелолейкоза, получала гидреа. Развился стойкий болевой корешковый синдром С6 слева, не поддающийся традиционной терапии НПВС и миорелаксантами. Лечилась амбулаторно по поводу остеохондроза без эффекта. Учитывая наличие в анамнезе ХМЛ, было высказано предположение о наличии обострения основного заболевания с поражением спинного мозга, и пациентка была направлена на МРТ шейного отдела позвоночника и спинного мозга. При МРТ выявлено сдавление корешка С6 экстрадуральной опухолью, что повлияло на тактику ведения основного заболевания. Был  диагностирован экстрамедуллярный бластный криз ХМЛ, при госпитализации произведена стернальная пункция, выявившая 24% бластных клеток в костном мозге, начата курсовая полихимиотерапия.

Клинический случай №3.

Пациент Х-ов М. Х., 70 лет, предъявлял  жалобы на выраженную общую слабость, головокружение, головные боли, нарастающие в течение полугода. Тяжесть состояния была обусловленна анемическим, интоксикационным синдромом. В ОАК выявлены  панцитопения, бластемия. При обследовании костного мозга: морфологически и цитохимически  бластная метаплазия клетками  лимфоидного  ряда.

При общем анализе ликвора выявлен  высокий цитоз 2569кл в 1 мкл; белок 0.429 г/л; реакиция Панди ++. Состояние пациента расценено как острый лимфобластный лейкоз с нейропоражением. Проведение многократного введения цитостатиков интратекально, системной ПХТ позволило достичь клинико-гематологической ремиссии. В последнем анализе спинномозговой жидкости: характер — розоватая, мутная, количество 1,0 мл; белок- 0,33 г/л; реакция Панди ++; цитоз 1 кл в 1 мкл.

Таким образом, приведенные истории болезни пациентов, демонстрируют разнообразие клинических проявлений нейролейкоза.

Лимфомы. Нервная система чаще вовлекается при метастазировании из нодулярных или экстранодулярных очагов, реже лимфомы первично локализуются в ЦНС (первичная лимфома головного мозга). Неврологические нарушения связаны с компрессией головного или спинного мозга, реже с поражением мозговых оболочек или развитием паранеопластического синдрома.

Поражение спинного мозга обычно обусловлено сдавлением эпидуральными депозитами, проникающими в позвоночный канал из ретроперитонеального или постмедиастинального пространства через межпозвонковые отверстия (тела позвонков страдают редко). В отличие от миеломной болезни или других злокачественных опухолей, вызывающих эпидуральную компрессию спинного мозга, рентгенография позвоночника при лимфоме чаще не выявляет никакой патологии, и диагноз может быть подтвержден лишь с помощью миелографии или МРТ. Лечение включает дексаметазон (12 мг в/в, затем 4 мг в/в 4 раза в сутки), лучевую терапию или химиотерапию.

Поражение головного мозга обычно связано с распространением процесса из шейных лимфоузлов. Опухоль чаще расположена эпидурально, но иногда бывает внутримозговой.

Вовлечение мозговых оболочек чаще происходит при неходжкинских лимфомах. Оно проявляется головной болью, множественным поражением черепных нервов, развитием гидроцефалии и внутричерепной гипертензии с отеком ДЗН. Менингеальные симптомы обычно бывают выражены минимально. Иногда вовлекаются спинальные корешки (менингорадикулопатия) и возникает синдром конского хвоста. Менингит часто имеет затяжное течение, но иногда отмечаются спонтанные ремиссии. У половины больных присутствуют очаговые симптомы, вызванные поражением полушарий, мозжечка или ствола (гемипарез, гемианопсия, афазия, атаксия). Возможны эпилептические припадки. Диагноз подтверждают с помощью КТ, МРТ и исследования ликвора (ЛП опасна, если число тромбоцитов ниже 40 тыс/мкл!). Лечение включает химиотерапию или лучевую терапию. Для снижения внутричерепного давления применяют дексаметазон (4 мг в/в или в/м 2—4 раза в день), при эпилептических припадках назначают противосудорожные препараты.

У ряда больных возникает синдром болезненной офтальмоплегии, который обусловлен инфильтрацией кавернозного синуса (инвазия происходит со стороны решетчатой или основной костей черепа, а также придаточных пазух носа). В результате инфильтрации хиазмы или двустороннего поражения зрительных нервов может нарушаться зрение.

Множественная миелома. Сдавление спинного мозга могут вызывать: 1) экстрадуральная опухоль, возникшая в результате распространения процесса с позвонков, реже первично (без костных поражений), 2) деструкция позвонков, 3) отложения амилоида. Инфильтрация спинного мозга миеломными клетками и паранеопластическая миелопатия наблюдаются редко. Чаще поражается нижнегрудной отдел спинного мозга, реже поясничный отдел и конский хвост. Появлению признаков компрессии спинного мозга обычно предшествуют многомесячные боли в спине, но иногда этот период сокращается до нескольких недель.

Поражение спинномозговых корешков тоже может быть обусловлено сдавлением миеломой, инфильтрацией или деструкцией позвонков. Гистологическое изучение корешков спинного мозга при корешковом синдроме или синдроме компрессии, вызванными множественной миеломой:  выраженная плазмоцитарная инфильтрация корешков.

Клинический случай № 3. Пациентка Б., 62 лет, в течение 4-х лет страдает болезнью Паркинсона, IVстадия, ходит с посторонней помощью. 3 года назад появились боли в нижней части спины, усиливающиеся в положении стоя, при ходьбе, сопровождавшиеся развитием викарного сколиоза, выраженным ограничением разгибания в поясничном отделе позвоночника. При МРТ выявлена гемангиома диаметром 1 см Л2 позвонка, которая не могла объяснить характер болей. В связи с быстрым нарастанием болевого синдрома, что нетипично для  болезни Паркинсона, проведено дополнительное обследование пациентки, данных за онкопатологию не выявлено. Выявлено повышение содержания кальция в крови, повышение содержание паратгормона. Консультирована эндокринологом НИИПР г. Москвы, причины не установлены. Гемограмма – без изменений.

Боли в поясничном отделе нарастали. При стационарном обследовании в клинике Германии был выявлен компрессионный перелом тела Л1 позвонка при прежних размерах гемангиомы. При выполнении МРТ других очагов деструкции не выявлялось. Перед операцией в январе 2008года у больной отмечалось повышение СОЭ до 55мм в час, лейко- формула была без изменений. Была выполнена вертебропластика. После этого боли в пояснице регрессировали сроком на 3 месяца, затем вновь возобновились, наросли, что привело к обездвиженности больной, передвигалась с помощью каталки. После операции СОЭ ускорено.

В августе 2009ода боли в пояснице достигли значительной степени, в начале августа 2009года повысилась температура тела до фебрильных цифр, что сопровождалось нарастанием двигательных расстройств и изменением сознания, появились галлюцинации, возбуждение психо-речевое, сменившееся заторможенностью, нарастанием дезориентации в месте, времени и пространстве, болями в животе.

В связи с воспалительными изменениями и болями в животе выполнена лапароскопия, однако патологии выявлено не было.

На фоне детоксикационной и противовоспалительной терапии прекратились боли в животе, галлюцинации, нарушение сознания, улучшились двигательные функции. СОЭ сохранялась на уровне 50-60мм в час. При соматическом обследовании, выполненном с целью уточнения генеза фебрильной температуры тела и ускорения СОЭ, патологии не было выявлено. Вся симптоматика объяснена неврологом развитием нейролептического синдрома на фоне неадекватной терапии болезни Паркинсона.

Спустя 2 недели состояние больной остро ухудшилось: фебрильная температура, нарушение уровня сознания. Диагноз подвергнут сомнению. Выдвинуто предположение о наличии системного заболевания, однако явной соматической патологии не выявлялось. Пациентка консультирована гематологом, произведена стернальная пункция. Наличие в миелограмме 56% плазматических клеток, высокий уровень моноклонального парапротеина, а также выявленные рентгенологически множественные очаги деструкции костей черепа и позвонков позволили диагностировать диффузную множественную миелому. На фоне проведения специфической терапии дексаметазоном и алкераном температура тела нормализовалась, уменьшились боли в спине и повысилась двигательная активность.

Отсутствие клинических проявлений нейролейкоза  не означает отсутствия лейкозного поражения оболочек. У 50 % больных без клинических проявлений нейролейкоза  и с нормальной цереброспинальной жидкостью при морфологическом исследовании выявляется лейкозная инфильтрация оболочек головного мозга. В случае поражения вещества головного мозга может обнаруживаться очаговое поражение при компьютерной томографии или патологический  очаг  на ЭЭГ.

Осуществляется путём внутрилюмбального  введения цитостатиков и облучения.

Проявление данного заболевания имело место у нескольких пациентов, проходивших лечение  в гематологическом отделении клиники РостГМУ.


Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.



Thanx:
Яндекс.Метрика