CqQRcNeHAv

Парамонов Елпидифор Трофимович врач — психиатр

title-220x300Книга » История кафедры психиатрии Ростовского государственного медицинского университета » ( Бухановский А.О., Солдаткин В.А.)

Парамонов Елпидифор Трофимович

Парамонов Елпидифор Трофимович

Купец первой гильдии Парамонов Елпидифор Трофимович родился в 1842 г. в семье торгового казака станицы Нижне-Чирской. Род Парамоновых с начала XIX века занимался торговлей, в основном, сукном.

Свой путь в предприниматели Е.Т.Павкладывать свой капитал в пассажирское и буксирное пароходство.

Когда торговым казакам разрешили приобретать недвижимость за территорией Войска Донского, Парамонов переехал в Ростов (1881), где открыл мукомольное производство, а затем занялся экспортом зерна, распространив свою сферу деятельности до Волги.

Купив и перестроив бывшую посоховскую мельницу (на углу Береговой и Посоховского переулка, сейчас переулок 7-го февраля) и введя «одному ему ведомые порядки» на ней, он стал получать муку отменного качества, за что на Парижской выставке получил золотую медаль.

В 1896 г. мельница сгорела.Парамонов Елпидифор Трофимович за два года практически заново отстроил шестиэтажный корпус, оснастив производство паровой машиной и новейшими механизмами, довел суточный выпуск муки до 27 тыс. пудов. Больше и лучше муки в Ростове никто не производил. В 1908 г. Е.Т. Парамонов был награжден золотой медалью «За усердие».

Парамонов Елпидифор Трофимович не избежал тяжелого потрясения. Его сестра, Павла Трофимовна Карташова, стала жертвой разбойников. Они похитили ее маленького ребенка и прислали письмо с требованием выкупа. Негодяи сообщали, что закопали мальчика в землю по шею.

И грозили: «Не заплатите требуемую сумму — закопаем и с головой». И хотя для ребенка закончилось все хорошо — его вернули живым и здоровым после передачи выкупа, — для П. Т. Карташовой этот случай стал роковым. «Рассудок помутился», психическое заболевание так и не удалось излечить… Парамонов решил построить для нее лечебницу напротив комплекса сооружений Николаевской городской больницы, на другой — западной — стороне Нахичеванского переулка.

На строительство дома благотворитель выделил 60 тыс. рублей. Строительство велось около двух лет. В 1902 г. здание было освящено. Городская управа предложила установить в нем «живописный портрет» Е.Т. Парамонова, а также «в день его ангела служить молебны в здании приюта, а по смерти его, в день кончины, панихиды». Самому учреждению было присвоено имя жертвователя. 8 августа 1902 г. Е.Т. Парамонову была объявлена «высочайшая благодарность» за это благое начинание.

Устав лечебного заведения был утвержден в сентябре 1903 г. Его разработали главный врач Николаевской больницы Н.В. Парийский и ординатор той же больницы П.И. Покровский. Последний и заведовал приютом им. Е.Т. Парамонова на протяжении довольно долгого времени.

Согласно уставу, основное назначение приюта заключалось во временном присмотре за людьми, которые страдали психическими расстройствами, находились «в остром периоде болезни, угрожающей спокойствию общественному». Соответствующие ведомства и лица, на попечении которых находились больные, оплачивали присмотр. Оплата производилась два раза в месяц.

Приют был рассчитан на 20 штатных мест, предоставляемых за оплату, а также имел 4 места «для бесплатного призрения душевнобольных, препровождаемых в приют по полицейским протоколам». Плата за лечение больных шла на содержание приюта, а расходы на содержание бесплатных мест покрывались за счет городских средств, выделявшихся по распоряжению Ростовской-на-Дону городской управы.

В соответствии суставом, приют находился в ведении Николаевской городской больницы, имея общее с ней делопроизводство и «составляя в административно-хозяйственном отношении ее часть наравне с прочими больничными отделениями». Дежурным врачом приюта являлся дежурный врач городской больницы, тогда как дежурство фельдшеров определялось «отдельно от общей больницы».

Само лечение и не входило в задачи приюта — здесь люди пребывали либо до исцеления (легкие случаи), либо до отправки в Новочеркасск, в тамошнее «богоугодное заведение». Но последнее постоянно было переполнено, отчего ростовских больных, как правило, возвращали обратно в приют.

Приют, в свою очередь, тоже переполнялся. При 24 местах, оборудованных для лечения, в помещении скапливалось до 50 больных. Не случайно в июле 1913 г. ростовская управа обратилась к градоначальнику с просьбой помочь поскорее отправить 12 пациентов, диагноз которых требовал их отправки в Новочеркасск. Члены управы указывали: ситуация критическая; в приюте скопилось столько больных, что врачи не могут принять «даже буйных».

Естественно, встал вопрос о расширении здания приюта. И в августе того же года врачи Николаевской больницы провели совещание, на котором пришли к следующему мнению: «Общая площадь всех помещений здания позволяет увеличить количество мест в приюте вдвое.

Но сверх этих 48 мест в здании нельзя будет разместить ни одной кровати. К тому же приют и впредь будет оставаться приютом — в психиатрическую лечебницу он преобразован не будет. Если же городские власти сочтут нужным открыть такую лечебницу (да еще рассчитанную более чем на 48 пациентов), то для нее необходимо соорудить новое здание».

 

ОПТ ЕТ 31.01.2016


Комментарии закрыты.



Thanx:
Яндекс.Метрика