CqQRcNeHAv

Когда я поступил в клиническую ординатуру Ростовского онкологического института,  Б.А. Новодержкин хирург был учебным ординатором 2-го года обучения. До этого он работал ургентным хирургом Больницы скорой медицинской помощи №1 (ЦГБ), вместе с А.К. Панковым. Потом, в результате частых в те времена реорганизаций, его перевели ургентным хирургом в горбольницу №10. Став директором онкоинститута, А.К. Панков вспомнил о враче с неплохими организаторскими способностями е и пригласил его, для начала, в ординатуру.

При первом нашем знакомстве Б.А. Новодержкин хирург  поинтересовался, состою ли я в профсоюзе, есть ли профсоюзный билет и предложил встать на профсоюзный учет (он был тогда профоргом).

Коньком в его хирургической деятельности была кожная пластика, которой он владел виртуозно и всегда помогал Александру Каллистратовичу закрывать большие кожные дефекты после радикальных мастэктомий. Мне пришлось 1-2 раза помогать Борису Александровичу при дермопластике, и я это видел собственными глазами.

После сдачи в эксплуатацию четырехэтажного клинического корпуса в 1968г. Борис Александрович официально стал главным врачом института. Ему вы¬делили кабинет на 1-м этаже нового корпуса, где он проводил планерки, принимал отчеты дежурных врачей.

Примерно в 1970г. возникла необходимость строительства четырехэтажного здания радиологического корпуса. Вся тяжесть этой работы легла на плечи главного врача. Сразу же за институтом по 18-й линии располагался небольшой хоздвор с двумя гаражами и дома частного сектора. Вначале он добился у городских властей разрешения на строительство но¬вого корпуса. Затем необходимо было отселить с территории будущей стройки жителей частных домов. Это была очень трудная, тяжелая, нервная работа, так как взамен сносимого жилья людям давали квартиры в Западном жилом массиве, а они не хотели переселяться в новый необустроенный район. Только одному Борису Александровичу было известно, сколько трудов и нервов стоило освободить будущую строительную площадку. Чтобы успевать заниматься делами клиники, ему выделили в помощницы Ушканову Надежду Михайловну, для которой через несколько месяцев добились должности заместителя главного врача.

Необходимо было найти строительную организацию, включить в ее план строительство радиологического корпуса и, наконец-то, добиться, чтобы корпус строился наяву, а не на бумаге. В этом тоже была огромная заслуга Бориса Александровича.

А когда радиологический корпус был построен и можно было уже жить спокойно и радоваться успехам института, ростом его авторитета в регионе, по институту прошла страшная весть о болезни Бориса Александровича. Он стойко и безропотно переносил все тяготы и боли, связанные вначале с тяжелым обследованием, затем с операцией, после которой он появился в институте закованный в гипсовый панцирь. Борис Александрович шутил: «Когда у меня еще будет время почитать свои любимые книжки?», (раньше,естественно, времени на чтение у него не оставалось). Читал он лежа, книги ставили на специальную подставку. Когда Борису Александровичу стало совсем плохо, его поместили в институте в отдельную палату нового клинического корпуса, в котором он стал главврачом института. Никто, никогда не слышал от него стонов, жалоб, недовольства. Его все устраивало, всегда был доволен, всему радовался как ребенок. Умер Б.А. Новодержкин хирург рано утром 8 ноября 1975г. на моем дежурстве. Я с Юрием Сергеевичем Сидоренко, будущим директором института, а тогда аспирантом, оказали ему последнюю медицинскую помощь. Гражданская панихида состоялась в конференцзале областной больницы, расположенной рядом с нашим институтом. Во время прощания с Борисом Александровичем зал был переполнен сотрудниками института, врачами, друзьями, родственниками и его бывшими больными.


Комментарии закрыты.



Thanx:
Яндекс.Метрика