CqQRcNeHAv

В первые годы советской власти в медицинском институте подбор профессорско-преподавательского состава осуществлялся по гласным и негласным законам чести, нравственности, высокого профессионализма, глубины научно-исследовательского поиска, эрудиции.

В когорту именитых ученых института вошли два брата, доктора медицинских наук Коргановы Николай Николаевич и Яков Николаевич.

Их отличали подчеркнутая степенность, рассудительность, интеллигентность, и что поражало всех, так это рыжий цвет волос и белая кожа.

Оба брата посвятили себя изучению высшей нервной деятельности человека. Яков Николаевич был невропатологом, а Николай Николаевич — психиатром. Их знали и любили очень многие ростовчане за приверженность к практической деятельности врачевания, из этого вечного кладезя черпали они задачи для научно-исследовательского поиска.

Яков Николаевич до конца своих дней заведовал нервным отделением лучшей больницы города, активно выступал на патологоанатомических параллелях, был ее совестью, в выступлениях крайне деликатно старался понять, защитить врача, а промахи в диагностике и тактике умело переводил на недостатки руководства больницы.

Его можно было узнать среди тысяч горожан, идущих по городу, — всегда опрятно одет, причесан, гладко вы-брит, от него исходил какой-то свет интеллигентности, ходил он быстро, своей легкой походкой, но при этом замечал знакомых, пациентов, одаривая их поклонами и очаровательной улыбкой. Горожане смотрели вслед с доброжелателем и благоговением.

Из личных воспоминаний М.Багдыкова:

«В больнице, где работал в последние годы Яков Николаевич, пришлось начинать свою врачебную деятельность и мне. Он уже тогда относился к числу уважаемых врачей- мэтров, к которому каждый — от санитарки до врача — имел возможность обратиться за помощью в любое время дня, не задумываясь о том, что порой отвлекает от большого дела, отдыха. После ухода на пенсию долгие годы на дверях кабинета висела табличка с указанием, что это кабинет профессора Я.Л. Корганова.

Встреча с ним как с пациентом произвела на меня неизгладимое впечатление. Казалось, что старость должна была наложить отпечаток на внешний его облике, однако он был подтянут, выбрит, подчеркнуто опрятно одет, излучая чистоту не только телесную, но и нравственную, подвижный и живой в движениях и помыслах, с не уходящим чувством юмора.

Перехватив мой взгляд, неловко брошенный на миниатюру, висевшую у его изголовья, он тут же дал пояснение, что эта молодая очаровательная женщина с тонкими чертами лица и осанкой аристократки была его родной матерью, по происхождению — итальянка.
Вот когда мне стали понятны истоки неописуемой красоты и изящества его дочери, отличавшейся, кроме того, хорошим воспитанием, тонким вкусом, скромностью, высокими нравственными качествами».

Бескорыстное служение больным, святое, рыцарское отношение к науке передались и его сыну Николаю Николаевичу.

Вот где пригодились ему качества, полученные от родителей — отца и матери: честность, скрупулезность, педантичность в отношении правовых основ науки, умение доходчиво, четко и корректно донести до коллег на ученом совете существо дела.

Будучи прекрасным врачом, педагогом, владея ораторским искусством и чувством юмора, артистизмом, служит он людям, являя собой пример прекрасно воспитанного человека, интеллигента.

Умная, красивая женщина-ученый, уходящая на пенсию, как-то призналась, что самым большим для нее счастьем было время работы с ним на кафедре, где она могла чувствовать себя полезной, уверенной в себе женщиной, так как руководитель ее — ученый, аристократ, настоящий мужчина, рыцарь.

Авторитет и уважение к Якову Николаевичу Корганову среди горожан как к высоконравственному человеку и профессионалу были очень высокими.

В 30-е годы в культурной жизни города произошло неординарное событие. Выстроенное великолепное здание драматического театра, спектакли столичного театра труппы Завадского с первоклассными акте- рами как бы определяли накал духовной жизни ростовчан.минает, что как-то вечером его отцу позвонил Николай Дмитриевич Морд-винов и попросил его о встрече с ним.

Известно, что для самого Мордвинова, его творчества характерно было не только вживание в образ героя, но и вместе с ним как бы сопереживание его жизни, страданиям, радости и горю через свое личное восприятие, через себя.

Он как актер и человек отличался большим уважением к зрителю и не мог себе позволить фальши в игре.Оказалось, что, создавая образ своего героя Тиграна из одноименной пьесы, он старался не упускать мелочей, порой возводя их в ранг первостепенной значимости.

Николая Дмитриевича интересовали клиника и внешние проявления обморока у мужчин. Получив исчерпывающие сведения от профессора, Николай Дмитриевич уже на следующей встрече с Яковом Николаевичем, спустя неделю, показал обморок в исполнении актера Мордвинова.

Получив одобрение от известного в городе профессора-невропатолога, он смог себе позволить вынести на суд зрителя небольшой эпизод из жизни своего героя.

Профессор Николай Николаевич Корганов — это целая эпоха в психи-атрии Дона. Созданная им школа по этой сложной дисциплине отличалась высоким современным и по настоящее время научно-практическим уровнем.

Ему были присущи огромные организаторские способности в масштабах института, города и области. Некоторое время он возглавлял медицинский институт. К нему приходили за советами в решении запутанных спорных вопросов студенты, ученые, врачи, просто жители города.Во всем его облике, поведении ощущались степенность, рассудительность, желание понять собеседника, помочь ему.

Беспредельная скромность, презрение к вещизму, круглосуточное служение самым тяжелым пациентам с пораженной психикой как бы обрекли его на жизнь с семьей при клинике как российского земского врача.

С уходом его из жизни многие годы ощущалась среди горожан и сотрудников института потеря. Образовался вакуум, но в клинику Корганова идут при необходимости люди старшего поколения и по сей день.

Дети, внуки и правнуки братьев Коргановых продолжают врачебную традицию предков, высоко неся звание врача с достоинством и честью.


Комментарии закрыты.



Thanx:
Яндекс.Метрика