CqQRcNeHAv

Дмитриева Светлана Дмитриевна – воспоминания

Дмитриева Светлана Дмитриевна – воспоминания

Дмитриева Светлана Дмитриевна: -Как выяснилось, писать о близком человеке очень сложно. Кажется, дружили долгие годы, работали в одном НИИ, ежедневно были причины для контакта по диагностике заболеваний у сложных больных, ежедневно с работы возвращались домой, так как жили в одном микрорайоне, ходили в гости друг к другу не только в праздники, но и в будни, в дни радости и печали. Делились сокровенным.

Кажется, что я о ней знаю почти все. А когда взяла лист бумаги и ручку, то в памяти стали всплывать отдельные эпизоды, которые оказалось сложным собрать в единое целое, как те осколки от разбитого предмета. А жаль. Ведь Светлана Владимировна Гурова была цельной натурой, которая «делала» себя и помогала многим найти и создать себя. Особенно это касалось молодежи.

Соседский ребенок Витя… Отец и старший брат пристрастились к алкоголю. У матери – диабет, гипертоническая болезнь и другие заболевания, характерные для людей среднего возраста, да еще и работа. Витя тоже пытается ускользнуть из-под маминого крыла. Учеба идет из рук вон плохо, тянет улица. Подросток на грани ухода в «пике». Не могу сказать чем она Витю к себе «прикипела» (что, кстати, вызывало жгучее чувство ревности у матери), то ли ненавязчивые беседы по вечерам, решение школьных проблем, обсуждение каких-то домашних вопросов.

Напоминания – а ты маме помог? Мусор вынес? А в магазин сходил? – привели к тому, что потихоньку у мальчика вошло в привычку чем-то помогать матери. Потом появились вопросы к Свете: Вам помочь? Мусор вынести? В магазин сходить? И к тому времени, когда Света стала себя плохо чувствовать, Витя всегда был отзывчив на помощь. Кстати, школу он за-кончил, к всеобщему удивлению, поступил в университет на физмат и на отлично защитил диплом.

Хочется упомянуть еще одного человека – Ольгу Семеновну Левицкую, которая пришла к нам в институт и с нуля начала познавать рентгенологию. Со стороны было интересно наблюдать как «лепится» специалист. Но я думаю, что об этом лучше ей написать самой.

Последним человеком в кого она «вливала» свое умение, знания по всем параметрам своих способностей был Борис Владимирович Шубин. Она очень хотела и спешила дать ему как можно больше знаний. Она постоянно говорила мне о том, что уровень рентгенологических знаний необходимо значительно расширять, так как и аппаратура перешла на новый технический уровень. Она считала, что для перспективы Борису Владимировичу необходимо освоить УЗИ, КТ, чтобы в наступившем XXI веке оказаться «на уровне». Хорошо, что и Борис Владимирович это понимал и старался воспользоваться любой возможностью, чтобы это все освоить. Жизнь показала, что они оба были правы.

Вокруг Светы всегда было очень много людей, кого она опекала. Вечные звонки с вопросами о самочувствии, постоянные приглашения на контрольное обследование. Постоянно кого-то устраивала, госпитализировала. Одним словом, здоровье друзей и знакомых держала под неусыпным контролем. Ее всегда интересовала жизнь детей своих подопечных. Она их любила, помогала, чем могла.

Но особая любовь и предметом ее забот были внуки (дети ее родной племянницы) – двойняшки. Регулярные звонки в Севастополь, где они жили. Постоянные поиски, что им купить в подарок. К подаркам она относилась вообще серьезно, а к тем, что предназначались внукам – особенно. Долго думала, искала, выбирала и всегда это были хорошие, добротные, красивые вещи. Они должны были быть похожими, но разными, так как двойняшки были разнополыми.

Она очень любила к ним ездить в гости. С нетерпением ждала вызова (это ведь Украина), получала визу, нервничала, если были какие-то «нестыковки». А по возвращению оттуда часто вспоминала о своей поездке и рассказывала о детях, об их проделках, их успехах в школе и т.д.

У нее был необыкновенный дар привлекать людей к себе. Ее постоянно окружало много народу. Особенно трепетно она относилась к детям своих знакомых. Она была в курсе их жизни. Они тоже с удовольствием с ней общались и часто делились с ней тем, что было «закрыто» от родителей. Мне хотелось, чтобы мой сын после окончания института пошел по ее стопам, став рентгенологом. Во время его учебы в медицинском институте я следила за новыми поступлениями в книжных магазинах по рентгенологии и приобретала все доступное.

Мои рассказы о перспективах развития рентгенологии так и не увлекли. Он отошел и от мысли об эндоскопии, чтобы, наверное, не слышать в свою спину, что он сын «той» Дмитриевой и выбрал на наше всеобщее удивление специальность кардиолога. Как показало время – он оказался прав при своем выборе специальности. Интуиция его не подвела.

Света была очень гостеприимным человеком. К ней часто знакомые заходили «на огонек». Всегда угощала, чем могла, но при этом создавала такой ритуал, что казалось, что все это было задумано давно, а людей с нетерпением ждала. Особенно тщательно она готовилась к дню рождения. Меню составлялось заранее с учетом «любимых блюд» гостей. Покупались, а раньше «доставались», вкусные и дорогие «копчености». На столе на блюде красовались помидоры только определенных сортов – «розовые» или «бычье сердце», перцы крупные, «мясистые».

Она прекрасно запекала в духовке птицу, необыкновенно готовила кабачки с майонезом, а так же баклажаны с кинзой и орехами. Чаепитие тоже было ритуалом. Приобретался английский чай с жасмином, или наш, но с наполнителями (лист смородины, малины, клубники и т.д.). Кофе ценилось в основном

«Арабика», который заказывался в Москве в фирменном магазине. Стол был всегда накрыт ярко и красиво. Гости не обделены вниманием. Каждому говорила много красивых слов, были учтены все их заслуги. Она с удовольствием слушала, когда и ей говорили красивые слова, читали стихи, посвященные ей, пели любимые песни.

Света была очень отзывчивым человеком. Надеюсь, что не один вспомнит, как в трудную минуту он звонил Гуровой домой и со слезами пытался ей рассказать о своих проблемах. Света спокойно выслушивала, пыталась убедить, что пока нет причин для слез, да и трагедии никакой нет, но на-до подумать… После длительного разговора телефонная трубка ложилась на рычаг, а через 15-30 минут (все зависело от расстояния между домами) раздавался стук в дверь и входила Света…

Она тоже нуждалась в советах. Ей тоже иногда нужно было открыться. Одним из таких людей был Юрий Сергеевич. Она безоговорочно ему верила и отдавала свою судьбу в его руки…

Несмотря на свою общительность, доброту, внимательность, коммуникабельность она могла быть человеком жестким, непримиримым. Мне кажется, что она, как и многие ее сверстники, больше всего боялась предательства и по-этому никогда и абсолютно никому не открывалась до конца. Она могла прекратить отношения с человеком стремительно и однозначно. Чаще разрыв был окончательным и крайне редко, были случаи, когда могло что-то восстановиться, но не в такой степени, как было до ссоры.

Она была очень требовательна к себе, особенно в работе. Зная, что к ней идут клиницисты за «последним словом», она иногда долго всматривалась в рентгенограммы, рылась в книгах и атласах, советовалась, выслушивала чужое мнение, еще раз возвращалась к снимкам и, наконец, писала заключение.

Ее порядочность проявилась и тогда, когда надо было готовить документы на «Заслуженного врача РФ». К.Г. Ефименко долго ее уговаривал, но она отказывалась и объясняла мне, что это было связано с тем, что ее руководитель Штейн Федор Михайлович еще не получил этого звания. Жизнь ведь не предсказуема… Федор Михайлович получил его через пару месяцев после смерти, а Светлана Владимировна прожила с ним около года.

У нее была хорошо развита интуиция. До описываемых событий, много лет тому назад, ее мама была прооперирована и несколько лет все было в порядке. Жила мама в Цимлянске, работала в школе. Света ее регулярно навещала. Иногда мама приезжала в гости в Ростов. Она мне запомнилась очень миловидной женщиной, аккуратно одетой, причесанной, сидящей перед журнальным столиком с зажженной настольной лампой и книгой в руках. Это было ее любимым занятием. И у мамы и у Светы были прекрасные библиотеки. Это было у них семейным.

Когда мама почувствовала себя плохо и затем стало понятно с чем это связано, Света госпитализировала ее в стационар и делала все, что положено в такой ситуации, несмотря на то, что понимала безнадежность положения. И вдруг заспешила… Организовала машину скорой помощи, договорилась с санавиацией (тогда это было доступно), решив с ней уехать в Цимлянск. Все было четко организовано, все четко было выполнено. Мама была рада, что воз-вращается домой. Они благополучно добрались до дому, а через несколько часов мама ушла из жизни.

Еще когда никто не знал, что у Светы надвигается беда, а она уже стала думать о том, кто займет ее место. Перебрала всех, кто мог бы руководить рентгенотделением после нее. Не хочу называть фамилии, чтобы не обидеть тех от чьих кандидатур по каким-то, одной ей ведомым причинам, она отказалась. А остановила свой выбор на очень молодом «зеленом» враче – Шубине Борисе Владимировиче. Как показало время, опять ее интуиция не подвела, снова угадала.

Прошло уже столько лет, а мне не хватает ее телефонных звонков. Когда я еду мимо ее остановки невольно и сейчас смотрю, не стоит ли она там… Когда у меня собираются гости, часто взгляд обращается на то место, где она обычно сидела во главе стола. Мне не хватает ее мудрых советов, как дома, так и на работе.

Просто мне ее не хватает…

Дмитриева Светлана Дмитриевна.


Комментарии:



Thanx:
Call Now Button
Яндекс.Метрика