CqQRcNeHAv

Глава 2. “Мариинская больница…”

Глава 2. “Мариинская больница…”

Уважайте всякого рода ремесленников, и в большей мере кузнеца, плотника, каменщика, Еще больше – писателей и врачей, так как они имеют попечение о людях.
Мхитар Гош, «Судебник», XIII в.

 

В 1888 году на Курско-Харьковско-Азовской железной дороге произошло крушение царского поезда. Императрица и ее августейшее семейство не пострадали.

11 марта 1889 года, спустя 13 лет послепостановкивопросаЕ.Г. Ходжаевым о строительстве больницы в Нахичеване, в городскую Думу на имя городского головы Минаса Ильича Балабанова было направленно заявление от гласного Григория Христофоровича Бахчисарайцева следующего содержания: «В память чудесного чудо явления 17 октября прошлого года Государя Императора с Августейшим Семейством повсеместно в России воздвигаются памятники, открываются больницы и учебные заведения, вследствие этого я как гласный Думы предлагаю, чтобы и Нахичеван между прочих городов увековечил этот день постройкой часовни на базарной площади или что найдут где удобным, о чем покорнейше прошу Вас доложить в Думу Нахичевана-на-Дону».

18 марта 1889 года городская Дума признала целесообразным построить благоустроенную и отвечающую потребностям местного населения городскую больницу.Здание больницы по заказанному проекту выстроить на северо-западной стороне города. Следует ходатайствовать в установленном порядке о присвоении проекту наименования «Мариинской».

Практически волевым решением городского головы Минаса Ильича Балабанова было принято постановление городской Думы о строительстве не часовни на базарной площади, а больницы, назвав ее «Мариинской», в честь императрицы Марии Федоровны.

24 октября 1890 года в городской Управе был сделан доклад следующего содержания: «Городская больница в настоящем своем виде далеко не удовлетворяет нашу нужду в этом учреждении. Больница наша помещается в частном наемном здании и заключает в себе весьма ограниченное число кроватей. О необходимости улучшения больницы речи, конечно, быть не может. Городскому Управлению следовало бы сколь возможно напрячь свои материальные силы и исполнить свой нравственный долг, осуществляя богоугодное дело». Проект здания новой больницы заказали в Петербурге у профессора Лукашевича, «имеющего большой опыт в этих делах».

Больницу решено было строить в северно-западной части города по адресу: 1-я Степная, 13 (14-я линия, 63). Теперь в этом здании располагается онкологический институт. Больница спланирована одноэтажной, состоящей из трех корпусов, соединенных между собой коридором. Два крайних корпуса предназначались для мужского и женского отделений, в среднем корпусе располагалась администрация больницы.

В проекте были предусмотрены операционная, амбулатория,аптека, комната для фельдшера,помещение для рожениц. Палаты проектировались «…настолько обширные, что на каждого больного приходилось 4 куб. сажени воздуха, что более чем достаточно». Отопление здание-паровоздушное. Больница рассчитывалась на 50 мест при 25 тысячах жителей в городе и прилегающих пяти селах. На строительство больницы городской Думой было выделено 38 ООО рублей и еще дополнительно 9 ООО рублей.

Городская Управа 13 июня 1890 года представила на рассмотрение Думы проект на смету постройки здания городской больницы – по ст. 39 росписи расходов г.Нахичевану на 1890 год ассигновать на постройку здания городской больницы 7 500 рублей. Кроме этого городская Управа имеет готового строевого материала: кирпичей свыше 300 тысяч, бутового камня свыше 60 кубов и значительное количество разного леса.

«…По открытии же больницы в новом доме поставить в оном икону Спасителя с неугасимою перед нею лампадою и ежегодно 17 октября совершать благодарственный Господу Богу молебен».

Началось строительство в 1890 году и продолжалось в течение двух лет.4 марта 1892 года государь император высочайшее дал соизволение на присвоение построенной больнице наименования Мариинской.

Согласно сведениям Донских епархиальных ведомостей за 1892 год, освящение и торжественное ее открытие состоялось 8 июня 1892 года в присутствии почетных гостей: Его Сиятельства князя Николая Ивановича Святополк-Мирского с семейством, помощника наказного атамана А.Ф.Полякова, армянского духовенства и др. В адрес Ее Императорского Величества была послана приветственная телеграмма. Вокруг больницы был разбит роскошный сад, в котором была выстроена ротонда.

Главным врачом больницы был назначен доктор Багдасар Трапезонцев, старшим врачом — Амбарцум Серафимович Кечек, старшим фельдшером — казак Андрей Чернокнижников.

Больница была оснащена современным медицинским оборудованием, закупленным городской Управой в Москве в фирме «Е.С.Триндин и сыновья».

Были приобретены: операционный стол английской модели (железный), гинекологический стол (деревянный), носилки на железных ножках, три пары костылей, проволочные шины Фолькмана для руки, деревянная шина Уонеса, экстензионная кагель Гедженса, проволочная шина для рук, деревянная шина для резекции локтевых суставов, пульверизатор для дезинфекции, кружка для мочи, подкладное судно, ванна цинковая, индуктивный аппарат Спамера с двумя элементами.

Тарелки латунные (набор), переносной аппарат переменного тока, тупая ложка для выскабливания полости матки, акушерские щипцы Лазаревича без тазовой кривизны, тазомер Мартынова, краниотом новейшей конструкции, наперсток с шарниром для рта, офтальмоскоп Лимбейна, микроскоп Гартмана системы А8 с 1, 3, 4-кратным увеличением в 650 раз, набор для микроскопа №2, трепан с двумя коронками, чечевиднообразный нож, распаторы, элеватор двойной, щетки для чистки коронки,трансфузионный аппарат Склифософского.

Ножницы для снятия гипсовой повязки, шприц Гюйона нейзильберный с катетером и канюлей, дилятатор Недача из твердого каучука 25 размеров, набор зеркал Фритча с ложечкой № 2133-2135, экразер колена ножницеобразный, полипные шприцы Фритча, троакар с металлической открытой ручкой, иглодержатель Рейнера, уретроскоп Мезонова с тремя ножами и бужами, бужи Венеке оловянные №№ 15, 17, 19, 21, 23, 25, альбуминиметр Эсбапха, зонд гнущийся Фюрбрингера для измельчения камня, трубка трахеотомная, дилятатор Люэра, языкодержатель Табольда, ложкообразные гортанные острые щипцы, маточный зонд Симса гибкий, корнцанг Мартынова, зубные щипцы американской системы, №№1404, 1405, 1428, 1408, 1417.

Вспыхнувшая в тот год эпидемия холеры в городе уносила десятки жизней горожан. Смертность по больнице в целом была высокой. Об этом свидетельствуют данные ежегодного отчета по больнице: «Так, за 1892 год количество больных холерой, лечившихся в городской больнице, из 188 пациентов -129 человек умерло».

Эпидемия холеры 1892 года, возникшая в Нахичеване и Ростове-на-Дону, вошла во все медицинские учебники мира того времени как пример возможного заражения при-родных источников воды при попадании в них сточных вод. В чистые воды источника колодезя «Богатого» Ростова прорвались городские нечистоты.

Спустя шесть лет городские власти Нахичевана выделили средства на строительство инфекционного отделения в больнице.В 1893 году Нахичеванская-на-Дону городская Дума утвердила штаты больницы на 95 коек. Старшим врачом больницы был назначен доктор медицины Амбарцум Серафимович Кечек. Ординаторами — врачи Лукьян Григорьевич Карибов – 45 лет, Ольга Ильинична Кацияева – 29 лет. Консультантами — Галуст Сергеевич Воскерчьян, Вячеслав Константинович Мергель, Раиса Романовна Слободкина. Сверхштатный врач — Софья Павловна Тер-Григорян ( см. фото ).

В ноябре 1893 года администрация Мариинской больницы обратилась в городскую Управу с просьбой увеличить ассигнации на содержание больницы в связи с «… предполагаемым открытием заразного отделения и приобретением для него штата служащих».

Глава 2. "Мариинская больница..."

Городская Управа постановила не строить специального здания, а разместить инфекционное отделение во дворе больницы, в котором ранее размещались квартиры медперсонала. В этом доме были устроены четыре больничные палаты, которые соединялись общим коридором.

Однако этого помещения было недостаточно «…ввиду того, что одновременно бывают случаи заболевания различного рода заразительных болезней и помещать таких больных в одном помещении является неудобным».

По смете 1894 года издержки Нахичеванского-на-Дону городского общественного управления на содержание Мариинской больницы составили 13 350 рублей. Эта сумма была далеко не достаточной для оказания медицинской помощи населению. Как отмечалось в отчетах городской Управы за 1894 год, «существующая больница на 50 кроватей едва ли в силах удовлетворить нужду в ней даже одного только местного оседлого населения. Население же пришлое, прибывающее в Нахичеван для заработков, совершенно лишено почти возможности пользоваться больницей и потому остается без всякой врачебной помощи ».

Постановлением городской Думы от 29 апреля 1896 года в Нахичеване был введен больничный сбор. Он взимался в размере одного рубля с человека в год и предназначался на содержание городской больницы. Лица, не вносящие больничный сбор, подвергались взысканию по статье 60 устава «О наказаниях, налагаемых мировыми судьями».

После оплаты больничного взноса плательщику выдавался больничныи билет. Если пациент приобретал его лишь
поступления в больницу, билет признавался недействительным, и пациент не имел права бесплатно пользоваться больницей.

Категоричность принятого решения городской Думой не вызвала восторгов горожан из-за появившихся значительных неудобств в жизни простых людей. Остро возникшие заболевания — это трагедия не только для самого больного, но и для окружающих его членов семьи, родных, друзей.

В нашей семье из поколения в поколение пересказывается случай, происшедший с Минасом Артемовичем Багдыковым, которого спас от смерти его друг детства, старший врач Мариинской больницы, великолепный хирург Амбарцум Серафимович Кечек. В детские годы они жили рядом домами, мальчишками играли в гайданы, лапту (чилика). Несчастье произошло с моим дедушкой в его зрелые годы, когда он имел уже пятерых детей.

В январскую, снежную новогоднюю ночь произошло у него ущемление паховой грыжи. Попутным извозчиком отвезли его в Мариинскую больницу. Осмотрел его фельдшер Андрей Чернокнижников. О случившемся узнал Амбарцум Серафимович, немедленно приехал в больницу и приготовился к операции. Второпях бабушка забыла дома больничный билет. Кечек взял под свою ответственность госпитализацию и произвел операцию. Жизнь моего дедушки была спасена.

Больничный сбор лишь в незначительной степени компенсировал рас-ходы города на содержание больных. Например, если в 1909 году сумма на содержание больных составила 47390 рублей 71 коп., то сумма больничного сбора 5 163 рубля; в 1911 году содержание больницы выражалось в сумме 61 164 рубля, а сумма собранного больничного сбора — 10 817 рублей. В то же время больница была обязана принимать всех имеющих больничный билет.

После установления больничного сбора приток амбулаторных больных значительно увеличился, что заставило городскую Управу установить плату за амбулаторное лечение в размере 25 копеек за посещение. Больничному сбору подвергались не все слои населения. Наиболее обеспеченные пользовались услугами частных врачей. Больничному сбору подлежали служащие по найму, домашняя прислуга, рабочие, служащие у частных лиц, приказчики 2-го класса, мастеровые, ремесленники, извозчики и др.

В газете «Приазовский край» за 30 марта 1904 года была помещена заметка такого содержания: «При взыскании больничного сбора нередко бывают случаи неправильного взыскания. Нередко, например, полицией 3-го участка был взыскан и препровожден в управу больничный сбор с Гайрабетова, между тем по справке оказалось, что Гайрабетов землевладелец, живет на свои средства и больничному сбору не подлежит».

В 1901 году при Мариинской больнице была устроена дезинфекционная камера, предназначавшаяся для дезинфекции больничного белья и вещей инфекционных больных. По поручению городской Управы городским техником А.Н. Даммером были составлены проект и смета на устройство этой камеры стоимостью в 863 рубля 80 копеек. Для камеры было выстроено деревянное помещение.

За 1912 год в Мариинской больнице было пролечено стационарно 8 026 человек, амбулаторно — 14 982 человек, зарегистрировано 32 952 посещения. Хирургических больных было 1212 чел., гинекологических — 815, с глазными заболеваниями — 257 человек.Постановлением Думы от 31 августа 1902 года больничный налог с рабочих фабрик, заводов и железной дороги был отменен.

За стационарное лечение рабочих в Мариинской больнице было решено взимать плату с владельцев фабрик и заводов в размере одного рубля в сутки. Это постановление вызвало определенное недовольство промышленников. Их реакцию на это постановление ярко характеризует прошение промышленника Дутикова: «Хотя по постановлению Нахичеванской городской Думы больница и вправе требовать с лиц, имеющих заводы и фабрики в Нахичеване, за лечение рабочих по временно арендовала оба здания (учебные заведения и т. д.).

1903 году в Думу поступает за «почетного гражданина» Михайловича Попова, бывшего городского Головы, в котором он отмечает, что вследствие отсутствия при нахичеванской городской больнице детского отделения «… дети пользуются лечением в общих палатах, да и сюда, благодаря постоянному переполнению последних, их принимают крайне неохотно, так как они занимают места взрослых». В своем заявлении К. М.

Попов предлагает за свой счет выстроить одноэтажный каменный павильон, предназначенный для детского отделения.Мариинская больница имела огромное значение для жителей донского края. Так, согласно отчету за 1903 год, в больнице лечились: нахичеванские мещане — 294 чел., ростовские мещане — 102 чел., из области Войска Донского — 100 чел., Таганрогского округа — 106 чел., Рязанской губернии — 147 чел., Орловской губернии — 103 чел., Нижегородской губернии — 42 чел., из Астрахани, Тифлиса, Еревана — 61 чел.

Всего пролеченных больных в 1903 году было 1 545 чел., которые провели в больнице 23 562 человеко-дней, в среднем по 15,2 дня. Ежедневно в больнице находилось 64 больных. Смертность составила 5,37%. Амбулаторных больных было 8 535 человек, они сделали 15 038 посещений.

В деле нахичеванской городской больницы за 1903 год упоминается тот факт, что при городской Мариинской больнице не имеется родильного отделения. Роды принимаются двумя акушерками, которые обслуживают население свыше 30 ООО человек.

Глава 2. "Мариинская больница..."

В результате этого «…тысячи женщин тружениц (прислуга, ремесленницы, фабричные рабочие и др.) лишены через это возможности иметь научную акушерскую помощь и вынуждены, прибегать к услугам бабок, вследствие невежества которых получают болезни, ведущие к смерти».

Постановлением городской Думы от 28 ноября 1904 года было принято решение о строительстве специального здания для родильного отделения.В 1904 году детский павильон имени К.М. Попова вступил в строй. На его строительство и оборудование самим меценатом К.М. Поповым было израсходовано 30 000 рублей.

В связи с ежегодным увеличением пациентов увеличивается и количество медперсонала. Если, по данным 1893 года, персонал больницы состоял из старшего врача, ординатора и трех фельдшеров, то в 1906 году штат больницы составили старший врач, два доктора, 4 ординатора и обслуживающий персонал.К 1905 году в городе Нахичеван проживало 30 339 человек.

Большая комиссия 17 марта 1906 года под председательством П.Е. Хатранова, осмотрев помещения больницы, пришла к заключению, что «… она в настоящее время не вполне удовлетворяет своему назначению. За последние 10 лет, с увеличением городского населения и с введением больничного сбора, количество амбулаторных и стационарных больных увеличилось втрое.

Больничные помещения, выстроенные на 45 кроватей, вмещают 120 больных, при 85 штатных кроватях. Ввиду этого скученность больных и загрязнение воздуха, бросается в глаза и неправильное распределение больных по роду болезней в палатах: так, в женском отделении и детском – гинекологические больные вместе с хирургическими. И мужчины тут же рядом с больными с нарывом на ноге в помещении рядом с абортом (преждевременный выкидыш). В мужском отделе, некоторые хирургические больные. вследствие недостаточности лежат в венерическом отделении»

Оснащение больницы пароводяным отоплением и вентиляцией было осуществлено в 1906 году акционерным обществом «К.Зигель», до времени в больнице функционировали чугунные ванны, к которым была подведена горячая вода.Согласно данным 1907 года, городская больница имела следующие строения: главный корпус, детский корпус им. К.М. Попова, здание, в котором размещались амбулатория и аптека, а также служебные помещения для кухни и прачечной.

Аптека располагалась в двух небольших комнатах. Кроме заведующего, там работали трое служащих. Медикаменты покупали у местного аптекаря Лемме на сумму 54 ООО рублей в год. Согласно данным отчетов больницы, в течение дня аптека отпускала до 115 наименований лекарств.

Старший врач больницы, обращаясь в городскую Думу, писал: «В помещении им. К. М. Попова одновременно размещаются дети и взрослые. Гинекологические больные помещены вместе с хирургическими. Некоторые послеоперационные больные лежат в венерическом отделении. Для больных венерическими болезнями нет отдельной ванны. Комнаты для перевязок в гинекологическом отделении служат как для осмотра гинекологических больных, так и для стационарных хирургических больных.

В качестве примера плохого отношения к ведению и лечению больной приводится копия истории болезни (скорбный лист) больной, поступившей в гинекологическое отделение 27 ноября 1906 года, Фитисовой Татьяны (25 лет), с диагнозом «Меннорагия». Из анамнеза: «Больная поступила в больницу с жалобами на кровотечение из половой части. По осмотру из наружной половой щели обнаружено: легкая чувствительность в низу живота и небольшое кровотечение, продолжающееся,по словам больной, несколько дней.

Начало появления кровотечения совпадает со временем появления менструации. Самочувствие удовлетворительное,температура тела в норме. 27 ноября 1906 г. больной назначена: касторка и холод на низ живота. 28 ноября – кровотечение незначительное. Сон, самочувствие удовлетворительное. Температура тела в норме. Назначение не отменяется. 29 ноября – кровотечения почти нет. В остальном ничего ненормального нет. 30 ноября – выписана по своему желанию, несмотря на предложение остаться в больнице еще несколько дней. Палатный доктор Л. Карибов».

Быть врачом стало делом престижным, почетным, и в Нахичеване появились целые династии, семейные кланы, которые посвятили свою жизнь служению людям на поприще медицины. Однако порой принятию такого решения препятствовало множество условностей. Ярким примером может служить судьба доктора Арама Петровича Кечеджиева.

Он родился в 1882 году в семье купца 2-й гильдии. Гимназию окончил с похвальной Грамотой. Документы домашнего архива начала прошлого века поведали нам интересный исторический факт — сколько препятствий должен был преодолеть юноша, пожелавший получить высшее образование. Купеческое звание наследовалось и переходило по мужской линии от отца к сыну.

Прежде чем поступить в высшее учебное заведение, унаследовавший это звание должен был официально выйти из этого сословия. Так, согласно заявлению отца Арама Петровича в купеческое собрание, 2 апреля 1904 года состоялось заседание под председательством городского головы Минаса Ильича Балабанова, на котором было вынесено решение об увольнении Арама Петровича Кечеджиева из купеческого сословия для поступления в высшее учебное заведение.

Лишь получив этот документ, Арам Петрович Кечеджиев мог поступить в Харьковский университет на медицинский факультет.В этот период в Нахичеване уже с успехом работали врачи: Н.Б. Атаров, И.Б. Берберов, X. Мясников, Д.Одабашьян, А. Хатраян, А. Авакян, С. Сариев, С. Сариева, М.М. Кастанаян, К.С. Мержанов, Я.А. Мирзоев, А.И. Салтыков, Я.Т. Сармакешев, Б.Г. Трапезонцев.

Главный врач больницы Б.Г. Трапезонцев внимательно относился к профессиональному росту медицинских работников своего учреждения, как врачебного, так и среднего медицинского персонала. Наглядным примером является участие больничного фельдшера Пафнутия Васильевича Морозова в Первом Всероссийском съезде помощников врачей, который состоялся в Москве в 1907 году с 20 по 25 января.

Главный врач обратился по этому поводу в городскую Думу с ходатайством о выделении Пафнутию Васильевичу денежных средств на поездку и проживание в Москве. Городская Дума приняла решение выделить фельдшеру Морозову П.В. 50 рублей.

Васильевич отчет по материи- а также об израсходованных средствах на поездку, году исполнилось 20 лет активной врачебной деятельности Багдасара (Бориса) Гавриловича Трапезондева. Городская общественность, медицинское общество торжественно отметили эту дату. Сослуживцы сфотографировались с ним на память с надписью «Старшему врачу Борису Гавриловичу Трапезонцеву от сослуживцев», по бокам этой надписи даты 1886-1907 гг.

Помещены три фотографии зданий больниц – больница № 1 (дом Попова) на углу 25-й линии, центральный вход в Мариинскую больницу и здание детского корпуса им. Попова. На фото представлен сам Багдасар Трапезонцев и его сослуживцы: Я.Г. Сармакешев, Я.А.Мирзоев, Г.Б.Реизов, М.М. Кастанаев,С.С.Воскерчан,Л.С.Карибов, В.К. Мергель, П.П.Чубухчиев, В.В. Вомин, А.Л. Канделаки, П.В. Морозов, А.В.Реккерт, М.П. Калинин, Г.П. Осетров, Л.М. Аведиков, А.Е. Евгениева, Д.Б. Чага и К.С. Казаков.

В 1911 году впервые были составлены и изданы «Правила для персонала и посетителей Нахичеванской-на-Дону Мариинской городской больницы», утвержденные управляющим отделом народного здоровья и общественного призрения г. Витте.

Правила состоят из 10 разделов и 68 параграфов. Отпечатаны в Нахичеване-на-Дону в паровой типографии С.Я. Авакова.

  • 1. Старший врач больницы. Утверждается на заседании городской Управы. В задачу старшего врача входит наблюдение за точностью исполнения врачей постановлений и инструкций городе-следить за исполнением всеми служащими больницы своих обязанностей, за соблюдением общего порядка в больнице. Ему подчиняются все служащие больницы. Он должен с утра, представлять в Канцелярию Ростовского-на-Дону градоначальника месячные ведомости о движении больных, а в городскую Управу — годовой медико-санитарный отчет о деятельности больницы.

Обязан заботиться о правильном содержании больных, о своевременном обеспечении надлежащей врачебной помощи, о соблюдении правил принятия и выписки больных.Осуществлять надзор за работой аптеки, а также осматривать больных всех отделений, как во время визитации, так и во всякое другое время.

Он может давать указания заведующим отделений, ординаторам, делать замечания о неправильном лечении и содержании больных. В случае не согласия с замечаниями старшего врача вопрос решается консилиумом всех врачей больницы. Старший врач наблюдает за правилом ведения скорбных листов.

Он следит за своевременным составлением ординаторами медико-диагностических сведений о больных. Старший врач следит за своевременным уведомлением полиции о больных, умерших в больнице, за пополнением больничной библиотеки новыми приобретениями, а также за санитарным состоянием кухни, чистотой белья, за исправностью всех больничных зданий. Он следит за бесплатным приемом больных и ежемесячно доводит до сведения городской Управы о случаях оказания бесплатной помощи. Он — хранитель печати.

  • 2. Ординаторы. Утверждаются городским головой по представлению совета врачей больницы. Ведут лично скорбный лист. В их распоряжении состоят низшие медицинские работники и служащие. Ординатор обязан посещать своих больных ежедневно совместно со старшим врачом не позже 10 часов утра, немедленно записав в скорбный лист болезни назначенные средства, диету и прочие необходимые средства. Следит за движением больных и докладывает старшему врачу.
  • 3. Врач-интерн живет в больнице, пользуясь квартирою, отоплением, освещением и продовольствием. Он определяется на службу городской Управой по представлению совета врачей сроком на два года. На обязанности врача-интерна лежит: ночное дежурство при больнице, осмотр припасов, продуктов и пищи для больных. Врач-интерн имеет право отлучаться из больницы ежедневно от 6 до 8 часов вечера. Дежурный врач наблюдает за правильной раздачей лекарств, пищи и осуществляет особое попечение трудных больных.
  • 4. Управление аптекой. В задачу управляющего аптекой провизора или помощника провизора лежит соблюдение чистоты приготовления лекарств и их отпуск, ведение отчетности. Управляющий аптекой следит за низшим фармацевтическим персоналом в отношении точности исполнения ими своих обязанностей.
  • 5. Смотритель больницы. Назначается и увольняется городской Управой по представлению старшего врача. Он заведует хозяйственной частью больницы и всего больничного комплекса. Наблюдает за порядком и спокойствием в больнице, осуществляет надзор паспортных прописей, информирует полицию.
  • 6. Канцелярия больницы. Состоит из делопроизводителя, его помощника. При канцелярии имеется архив, архивариус. Ведет переписку старшего врача, составляет денежную и общую отчетность, больничный журнал для записей порядка поступления больных. В канцелярии хранятся паспорта и документы служащих и лиц, находящихся на излечении.
  • 7. Стационарные больные. Прием стационарных больных производится в утреннее время через амбулаторию, а тяжелых больных — в любое время суток дежурным врачом или врачом-интерном. Все свои претензии больные заявляют ординаторам во время их обхода или дежурному врачу. Больной обязан подчиняться всем установленным в больнице правилам. В противном случае он немедленно выписывается из больницы.
  • 8. Амбулаторный прием. Лица, имеющие право бесплатного больничного лечения, получают в амбулатории бес платные медицинские советы. Вольные бедного сословия, а равно страдающие сифилисом и венерическими болезнями, бесплатно получают медицинские советы и лекарства.

22 апреля 1911 года в жизни Мариинской больницы произошло неординарное событие — городская Дума города Нахичеван-на-Дону заслушала доклад городской Управы о порядке чествования городского врача Федора Степановича Кечекьяна по поводу 25-летнего юбилея его врачебной и общественной деятельности.

Городская Дума постановила: составить комиссию, в которую вошли: городской голова Минас Ильич Балабанов и гласные городской Думы — Г.И.Чубаров, Г.Х. Бахчисарайцев, И.Г. Шилтов, И.М. Тикиджи-Хамбурьян.

Комиссия приняла решение провести чествование городского врача Федора Степановича Кечекьяна в торжественной обстановке. Увеличить, начиная с 1912 года, Ф.С. Кечекьяну получаемое им содержание до 1 500 рублей в год. В случае ухода его на пенсию годичный оклад положить ему в размере 642 рубля 85 коп. Выделить одну койку в Мариинской больнице, благотворительную, его имени.

В связи с ростом числа инфекционных заболеваний в городе в 1912 году городской Думой были проведены большие профилактические мероприятия. Так, весь город был разбит на 13 санитарных участков, в которых были выбраны попечители. Напечатаны и распространены 2000 брошюр о холере и 500 плакатов. Временно были закрыты все частные колодцы.

Глава 2. "Мариинская больница..."

Произведен анализ донской водопроводной воды. Домовладельцы пролили достаточное количество карболовой кислоты и извести.В 1913 году после осмотра больницы областным врачебным инспектором Солнцевым была оставлена следующая запись: «…С особым удовольствием осматривал я перестроенное заразное отделение, в котором могут быть размещены совершенно отдельно больные по нескольким родам болезней».

18 марта 1913 года имеется запись о том, что операционная комната слишком мала для больницы. В ней производится много больших и серьезных операций. Желательно выстлать пол в операционных комнатах новыми плитками. Первого января 1913 года городской Управой был утвержден количественный состав медицинского персонала в Мариинской больнице,состоявшего на службе в городской Управе: врачей для бедных – 1, больничных врачей – 6, амбулаторных врачей – 5, санитарных врачей – 2, фельдшеров – 3, фармацевтов – 1, повивальных бабок первого и второго разряда – 1, сестер милосердия – 2, дезинфекторов — 1, служащий пер-сонал – 42.

Запланированное число стационарных коек: терапевтических – 40, хирургических – 25, сифилитических – 10, остро заразных -10.Годичное число амбулаторных больных — 14 982, число амбулаторных посещений — 32 952 человек.

15 января 1913 года от врача Николая Багдасаровича Атарова посту-пило заявление с просьбой принять его на работу в больницу в качестве врача-экстерна.

В 1913 году на территории больницы выстроили холерный барак. При Мариинской больнице были организованы курсы с целью обучения санитарных служащих уходу за больными холерой. Для изучения эпидемии медперсонал посылали за переделы города.

В период одной из эпидемий городской Управой было решено «..командировать врача Н.Б. Атарова в хутор Поповку, где в настоящее время наблюдается чумная эпидемия, для практического ознакомления… застраховать его на случай смерти за счет города в 10 000 рублей, каковые должны быть выданы из городской кассы в случае смерти врача от чумы его законным наследникам».

В 1913 году только пациентам, прошедшим амбулаторный прием, было выдано лекарств по 39 327 рецептам. Высокий процент обслуживаемых этой аптекой пациентов объяснялся недостатком аптек в городе, где, кроме аптеки при Мариинской больнице, существовали две небольшие частные аптеки.

Судя по отчетам врачебных инспекторов, операционная была недостаточной для такой больницы. Инспектор Солнцев во время визита в больницу в марте 1913 года отметил, что «…пол в операционной имеет крайне грязный вид вследствие засыхания и внедрения в пол разных жидкостей, выделяемых при производстве операций».

Он отмечал тесноту амбулаторного помещения общей площадью 24 куб. саженей, в котором «…одновременно с различными заболеваниями иногда бывает до 100 человек, что создает страшную тесноту».

Невзирая на то, что Мариинская больница к 1913 году имела уже 10 корпусов, все же количество коек не соответствовало потребностям, материальная база также оставляла желать лучшего.В городе работали врачи как лица свободных профессий.

Асвадуров Серапион Федорович – внутренние и хирургические болезни, проживающий по 26-й линии, д. 4.;

Атаров Николай Багдасарович – городской врач для бедных, проживающий: угол 7-й линии, 1, и 1-й Георгиевской;

Берберов Иван Минасович – внутренние болезни, 1-я Софиевская, д. 5;

Карибов Лукьян Григорьевич – внутренние, женские болезни, 2-я Георгиевская, дом Аджемовых;

Кастанаев Матвей Мартынович – детские болезни, 18-я линия, д. 16;

Кечек Амбарцум Серафимович – хирургия и мочеполовые болезни, Театральная площадь, д.4.;

Кечекьян Федор Степанович – внутренние и детские болезни;

Мержанов Карп Сергеевич – внутренние и детские болезни, 16-я линия, 6;

Мирзоев Яков Авдеевич – внутренние и детские болезни, 14-я линия, 23;

Салтыков Сергей Александрович – внутренние и детские болезни, 19-я линия, 10;

Сармакешев Яков Григорьевич – внутренние и детские болезни, 14-я линия, 5;

Трапезонцев Борис Гаврилович — внутренние и женские болезни и акушерство, угол 1-й Георгиевской и 17-й линии;

Климов Иван Артемьевич – окружной врач;

Короткое Захарий Сергеевич-детские болезни; Рейзон Георгий Борисович – внутренние и детские болезни;

Ширман Раиса Матвеевна-женские и детские болезни, 18-я линия, 1.

Зубные врачи: Рейзова Сусанна Христофоровна, Асмаева-Мясникова Мария Карапетовна, Ларина Мария Вартановна, Трифонова Евгения Михайловна, С.М. Иоф и Б.Я. Рецкер.

Фельдшеры: Чернокниженко Андрей, Мартынов Григорий Васильевич, Степанова Надежда Владимировна, Трифанов Иван Иванович,Куняков Владимир Петрович, Игнатов Афанасий, Бондаренко Даниил.

Повивальные бабки и акушерки: Туганцева Екатерина Соломоновна, Свирская Евгения Давидовна, Царукова Александра Михайловна, Шорбаронова Мария.

В городе работала санитарно-исполнительная комиссия. Председателем ее был М.И. Балабанов, члены: А.Ф. Хадамов, Л.А. Аладжалов, К.М. Царуков, М.С. Иванов, А.Н. Анисимов, М.К. Буржинский, А.Н. Навтулинский, Н.Н. Дурбах.
Врачи: А.С. Кечек, санитарный врач С.Ф. Асвадуров, городской врач А.С. Кечекьян, ветеринарные врачи Ф.К. Соцевич и М.Г. Амбарцумян.

Врачи и интеллигенция города Нор-Нахичеван принимали самое активное участие в общественной жизни. Весьма показательна групповая фотография, сделанная в 1913 году у памятника М. Налбандяну по случаю возвращения Иоакима Лазаревича Бедельяна из Калькутты с «индийским наследством», оставленным в 1794 году индийским купцом – армянином Масехом.

Глава 2. "Мариинская больница..."

Лишь в 1861 году удалось в Верховном суде Западной Бенгалии, заседавшем в крепости Вильям под председательством судьи из Великобритании, и в силу незыблемости основ британского законодательства воля завещателя была признана священной. По решению суда управление и общество города Нахичеван-на-Дону были объявлены истинными едниками и имели право получит половину всех доходов за все следующие годы.

Глава британской колониальной администрации Чарльз Свинтон Хагг выплатил М. Налбандяну первую сумму в рупиях, эквивалентную 60 тысячам рублей. На привезенные деньги армянским благотворительным обществом была построена гостиница «Московская» в городе Ростове-на-Дону, а доход от нее все последующие годы шел на благоустройство города. Через 52 года уже другое поколение нахичеванцев вновь решило обратиться к своим капиталам в г. Калькутта.

Эта миссия была поручена доктору биологии Иоакиму Бедель- яну. В 1913 году судебный процесс повторился в той же крепости Вильям, и было принято новое решение о выплате накопившихся сумм. Все последующие годы деньги поступали на счет Русско-Азиатского банка г. Ростова-на-Дону и тратились на нужды г. Нахичевана-на-Дону.

Иоаким Бедельян родился 24 ав-густа 1874 года в городе Краснодаре. Через три года после его рождения семья переехала в Нахичеван-на- Дону. В этом городе Иоаким Лазаревич заканчивает Нахичеванскую духовную семинарию, затем в 1896 году – реальное училище.

А высшее образование Бедельян получил в Московском сельскохозяйственном институте (в настоящее время Тимирязевская сельскохозяйственная академия), в которой в те годы лекции по физиологии растений читал известный ученый Тимирязев. В 1900 году Бедельян заканчивает обучение в институте, после чего продолжает заниматься физиологией растений. С целью глубокого изучения этой темы Бедельян побывал в ряде городов Западной Европы. Там он основательно изучал языки: французский, немецкий, итальянский, английский.

В Мюнхенском университете Бедельян проработал два года (с 1901 по 1902 г.), изучая физиологию растений и родственные предметы. В 1902 -1904 годах он работает в Парижском университете, где весьма успешно проводит исследовательскую работу, изучая особые свойства некоторых растений, особенно кактусов. На основании полученных данных в 1904 году Иоаким Лазаревич защищает диссертацию и получает докторскую степень.

Возвратившись на родину, он в течение трех лет (с 1904 по 1907 г.) читает лекции на Петербургских Высших женских курсах. В 1907-1908 годах работает в Крыму, в Ялтинском ботаническом Никитском саду. В 1908 году Бедельян возвращается в Петербург и в течение трех лет продолжает читать лекции на Петербургских Высших женских курсах. В 1911 году Иоаким Лазаревич снова направляется в Западную Европу — Флоренцию, Берлин и Копенгаген.

Во Флоренции он работает во Флорентийском Высшем институте у профессора Бакарини. Здесь он перерабатывает проведенные в Париже исследования и публикует их в итальянском журнале. В 1912 году более года Бедельян работает в Берлине у известного ученого-ботаника Готлиба Габерланда, который разработал новый раздел ботаники — физиологическую анатомию растений.

Иоаким Бедельян сотрудничает с Габерландом как в лабораторных условиях, так и в ботаническом саду. Таким образом, Иоаким Бедельян более семи лет занимался исследованиями в пяти научных центрах Западной Европы. В 1918 году Бедельяна приглашают в Тифлисский политехнический институт.

Здесь он преподает до 1921 года, читает лекции в Донском университете г. Ростова-на-Дону, а также ездит с лекциями в Ставропольский сельскохозяйственный институт. В 1923 году переезжает в Ереван, организует кафедру анатомии и физиологии растений в университете.

В 1914 году в городе уже насчитывалось 49 523 жителя, что несомненно сказалось на количестве леченых больных как в поликлинике, так и в стационаре. Ежедневно в отделениях находилось в среднем по 82 человека. Смертность составила на 2 123 больных — 178 человек (8,38%). На 15 077 амбулаторных больных активных посещений было произведено врачами 34 303.

Глава 2. "Мариинская больница..."

Из них 2 974 были хирургические больные, к которым персонально было осуществлено 19 276 посещений. В течение года в аптеку больницы поступило 79 193 рецепта, из них амбулаторных 45 105 штук, на общую сумму 11 рублей 45 копеек, в том числе перевязочного материала на сумму 6 587 рублей 71 копейка.

Представляет определенный интерес количество пролеченных в больнице пациентов, страдавших «заразными» болезнями, в течение 1914 года.

  • С оспой натуральной — 168 человек,
  • дифтерией — 108 человек,
  • скарлатиной — 118 человек,
  • тифом сыпным — 12 человек,
  • тифом брюшным — 3 человека,
  • проказой — 1 человек.

В Нахичеване существовала традиция — малообеспеченных юношей, зарекомендовавших себя с хорошей стороны во время учебы в гимназии, армянская община на свои средства посылала обучаться врачебному делу с условием обязательного возвращения в родной город. Быть ординатором стационара нахичеванской Мариинской больницы являлось и делом особой чести,привилегией, которой удостаивался не каждый окончившии вуз.

Следовало еще пройти собеседова ние со старшими коллегами. Раб среднего медицинского и обслуживающего персонала больницы в 1916 году была тяжелой. Руководители больницы обратились в городскую Управу с просьбой повышения им зарплаты.

9 мая 1916 года городской Думой было принято решение об увеличении заработной платы служащим и средним медицинским работникам поименно: смотрителю В.Г.Тертышному – 100 рублей, помощнику смотрителя И. Галаджий

  • – 45 рублей, фармацевту А.Л. Канделаки – 110 рублей, помощнику фармацевта – А.В. Бурмистровой – 42 рубля, письмоводителю М.П. Калининой
  • – 85 рублей, фельдшеру А.Х. Черно- книжникову – 80 рублей., фельдшеру Г.В. Мартынову – 70 рублей, акушерке А.В. Полетика-Федеровской – 65 рублей, сестре милосердия А.Е. Ев- геньевой – 28 рублей, сестре милосердия Е.И. Пещерской – 28 рублей.

Революционные события в России 1917 года отразились и на отношениях между персоналом Мариинской больницы. В это время до предела накалились страсти между старшим врачом больницы А.С. Кечеком и доктором Л.Г. Карибовым. Их не восприятие друг друга дошло до того, что весь коллектив разделился на две враждующие половины.

Вследствие этого 12 декабря 1918 года от старшего врача городской Мариинской больницы в адрес городской Управы поступило заявление от А.С. Кечека об отказе занимать в дальнейшем эту должность. Выдвинутая им причина – создавшиеся между ним и доктором Карибовым нездоровые отношения.

Глава 2. "Мариинская больница..."

Просьба А.С.Кечека была удовлетворена, однако от занимаемой должности приказом от 18 мая 1919 года был отстранен и доктор Карибов.На место А.С. Кечека был взят врач Кристостурьян, а на место Карибова – доктор Хачкурузов. На должность старшего врача был приглашен молодой врач Леон Соломонович Аствацатуров с окладом 6000 рублей в год.

Леон Соломонович после окончания Московского университета два года работал в больнице им. Боткина у известного хирурга Розанова, основоположника желудочной хирургии в России. В Мариинской больнице Аствацатуров начал свою руководящую и врачебную деятельность с того, что для поднятия качества выполнения лечебной и хирургической работы на высокий уровень пригласил крупных ученых с мировым именем, приехавших с Варшавским университетом в Ростов для преподавания на медицинском факультете.

Так, в штат консультантов им были включены профессора: Н.И. Богораз, Н.И. Напалков, В.П Вознесенский. В повседневной врачебной работе был использован высокий потенциал профессоров-клиницистов медицинского факультета для разовых консультаций по различным специальностям.

Общаясь и работая совместно с крупными учеными-экспериментаторами, Леон Соломонович вырос в талантливого, одаренного, многогранного, разнопланового хирурга, что создало предпосылки для орга-низации хирургического отделения в 1922 году во вновь организованной городской больнице вместо инфекционных бараков. Страсти в больнице не утихали, сторонники доктора Кечека не пропускали ни один просчет новых врачей.

Так, Нина Ивановна Митропольская в адрес городской Управы написала письмо на 8 страницах, в котором она красочно, во всех подробностях описывала «безобразия», происходящие в больнице, указывая на мелкие и большие просчеты в руководстве и лечебной работе врачей. Одной из таких ярких неудач, по ее мнению, свидетельствующих о «низкой квалификации и невнимательности к больному», был случай, происшедший с больным хирургического отделения Багдыковым.

В ее письме сказано: «Молодой офицер добровольческой армии Багдыков Гавриил поступил в Мариинскую больницу в начале мая с огнестрельным ранением правой ноги с осложненным переломом правого бедра и левой руки (повреждение подключичной артерии). Оперировал больного специально приглашенный на эту операцию профессор Н.И. Богораз. В послеоперационном периоде больной чувствовал себя хорошо, заживление раны шло гладко до тех пор, пока перевязку делал опытный фельдшер А. Чернокнижников.

Доктор Кристостурьян отстранил его от перевязок и перевязки стал делать сам. Вскоре больной стал худеть и в ране появились черви от небрежности и неумелого ухода за раной. Больной скончался».

Широкое распространение получила в Нахичеване частная практика, прием больных у себя дома, вызов частного врача на дом. Весь город как бы был поделен на сферы влияния, при этом формировалась практика истинно семейного доктора. Учитывалось все: где он живет, к какому церковному приходу относится, городской ли он житель или сельский, даже то, из какой деревни.

Существовала целая гамма признаков, по которым определялась главная составляющая доверия к врачу.Задачей последнего являлось ежечасно, ежедневно работать на свой авторитет, поддерживать его, высоко нести профессиональную честь, не подорвать веру больного конкретно в него, каких бы трудов, сил и стараний это ни стоило.

Так, если больной не выздоравливал и лечащий врач оказывался в трудном положении, созывался консилиум на дому больного. Подбирал его состав сам врач или советовал родстве: кого следует пригласить, и при этом нес за состав консилиума моральную ответственность. Обсуждались и поведение врачей на консилиуме,их доброжелательность, степень готовности помочь своему коллеге в трудном случае.

Позволивший себе присутствие терял обычно говорили, что человек, что его комнаты, мебель, больного, чем сам больной, такую позорную характеристику приходилось смывать со своего имени врачу.Довелось встречаться со старыми врачами на исходе их жизни. С каким-то особым вниманием и интересом они относились к молодой врачебной поросли, им не безразлично было: какое оно, новое поколение медиков? Каков их нравственный мир, какие мысли, идеи несут с собой?

Вспоминали свои юные годы и начало врачебной деятельности, говорили о методах повышения деловой квалификации. Времена были другие, другой социальный мир, но человек — больной человек — всегда оставался самым главным, самым важным в работе врача.

Учеба в медицинском институте практически всегда была делом трудным, изнурительным, а зачастую предполагала и жизнь впроголодь. Приходилось подрабатывать репетиторством, зато когда студент заканчивал вуз и становился врачом, все резко менялось.

Старый доктор как-то рассказывал, как к нему, только что сдавшему выпускные экзамены, подошел совершенно незнакомый человек, сказал, что является представителем врачей донского края, предложил работать в районной больнице, сделал еще ряд заманчивых предложений, связанных с перспективой.

Получив согласие, достал триста золотых, отдал их без расписки, попросив лишь дать телеграмму о сроке приезда в районную больницу. На эти деньги доктор поехал в Германию, где за определенную плату прослушал курс лекций и получил необходимые для начинающего специалиста навыки работы с больными. Ему была вручена целая библиотека, куда входили справочники и необходимые руководства.

Купил молодой врач докторский саквояж, шубу на меху и отправил телеграмму о дне и часе своего прибытия. Был крайне удивлен, когда на станции его ожидала тройка запряженных лошадей с кучером. Коллектив больницы ждал приезда доктора, а в выделенном ему для жилья помещении уже была растоплена печь. Он получал жалованье, которое обеспечило ему возможность через год вновь поехать, уже за свой счет, в Германию и прослушать новый курс лекций, освоить нужные ему манипуляции.

Нравственная чистота нахиче- ванских врачей прошлого, требовательность к себе, к своим знаниям, полная отдача делу снискали к ним не только уважение сограждан, но и высокую профессиональную оценку собратьев по специальности.
Отношение врача к своему долгу, повторяю, было святым.

Как-то стоял у дома, где жил и провел детские и юношеские годы Мясникян. Об этом свидетельствовала мемориальная доска на доме. Да, дома переживают людей – и каких! Неожиданно около меня остановился пожилой незнакомец. «А что вас заинтересовало в этом доме, молодой человек?» – обратился он ко мне. «Удивляет несправедливость. Дома остаются, а людей нет, уходят из жизни, и порой в молодые годы.Удивительная несправедливость!»

Разделив мою точку зрения, незнакомец обратил внимание на дом, что стоит выше: «Знаете, и там жил хороший человек. Сколько он сделал доброго! Сколько спас жизней, дал счастья семьям! А о нем никто сейчас ничего не знает. Забыт, да и только». И поведал мне свои детские впечатления о том докторе. Передо мной возник образ старого, скромного, утомленного и, возможно, больного человека, который до конца своих дней был верен клятве Гиппократа.

Поведал мне рассказчик трогательную историю: как мальчишки-озорники оберегали покой доктора. Ватагой они проносились по улице, творя излюбленную шалость — замазывая звонки на парадных дверях пластилином – и только мимо дома доктора проходили тихо, не тронув звонка. Шумели, играли в гайданы, но только выше или ниже дома доктора. Откуда такое бережное отношение у ребят к старому врачу?

По-видимому, шло оно от его милосердия и без-отказности в помощи людям. И, как самый чувствительный камертон, душа ребенка отвечала вниманием к этому человеку. В любое время ночи, только стоило позвонить в его дом, доктор уже открывал парадную и, обувая калоши, спрашивал: «Ты чей?» Адрес он уже знал сам. Осмотрев больного, обязательно интересовался, имеются ли деньги на лекарства. Если возникала заминка, рецепт и деньги лежали на столе.

В многодетных семьях много и часто болели, особенно дети, а с деньгами было не густо. Собрав необходимую сумму, отправлялись домой к доктору заплатить за ночной визит. Жена врача, получив гонорар, никогда его не считала, а только благодарила и интересовалась, не нужны ли деньги семье.

Так с благодарностью вспоминал старый нахичеванец доктора своего детства, человека, служившего людям, народу.Около двух столетий существовал Нор-Нахичеван, рождая личности, жизнь и деятельность которых была несомненно направлена на добрые дела, помощь страждущим, заботу о нуждах горожан и города. Так, еще в 1842 году представители рода Султаншахянц за свой счет изготовили, позолотили и установили большой крест на церкви Святого Просветителя.

На средства Усика Усикяна была выстроена мраморная лестница и высококлеточная стена к род- монастыря Сурб-Хач. В 1864 году было отмечено 70-летие со дня ания монастыря Сурб-Хач. руководством городского головы Карапета Айрапетяна был произведен ремонт здания, ход которого инспектировали Геворг Хатроян и Александр Аладжалян. Карапет Айрапетян, городской голова, был воспитанником Лазаревского института.

Им был поставлен спектакль о жизни и деятельности Вартана Ма- миконяна. Семья купцов Поповых была известна и почитаема за свою благотворительность несколькими поколениями. Так, Ованес (Иван) Маркович Попов на том месте, где впервые была построена маленькая деревянная церковь Святого Про-светителя, на углу площади, воздвиг подобие часовни, вершину которой венчал крест, а с восточной – лицевой стороны – большой портрет св. Просветителя.

В 1860 году Иван Маркович Попов сдавал безвозмездно пшеничный амбар приехавшей труппе артистов под руководством Фасулджяна, которые играли пьесы весь театральный сезон для жителей города Нор-Нахичеван. Гаспар Попов построил в Ростове дом, средства с которого шли на обучение молодых людей из Нор-Нахичевана в российских или зарубежных высших учебных заведениях.

Манук Михайлович Попов построил доходный дом, прибыль от которого полностью шла на содержание женского училища имени Рипсимэ.Арутюн Попов на свои средства издал книгу священника Габриэла Патканяна «История Нор-Нахичевана», вышедшую в свет в 1917 году, напечатанную в типографии С.А. Авакова.

Гавриил Михайлович Попов сделал капитальный ремонт женского училища имени Рипсимэ в 1918 году и капитальный ремонт собора Святого Григория Просветителя, израсходовав на это 80 тысяч рублей. В каждую эпоху, каждое столетие отмечали горожане личности, ярко прожившие жизнь в заботах о народе. Они пользовались признательностью и уважением, почитанием народа при жизни, им отдавались почести и после ухода их в мир иной.

Прах их покоился на видных, почетных местах, зачастую у стен церкви, прихожанами которой они были, или в монастырском пантеоне Сурб-Хач. Здесь нашли свое успокоение архимандрит, врач, писатель, педагог, общественный деятель Аламдарян, доктор Григор Тигранян, Микаэл Налбандян — писатель, философ, революционер-демократ.

Рафаэл Патканян — писатель, К. Срапян (Срабионян) — преподаватель словесности, М. Данагезян — преподаватель математики, Н. Нагапетян — преподаватель истории, А. Тер- Никогосян — преподаватель литературы, О. Егераци — преподаватель истории, К. Себастаци — преподаватель математики.

Во дворе церкви Святого Никохоса (Николая), которая стояла на углу 1-й линии и теперешней улицы Листопад ова, были похоронены: богатые купцы, Ованес Абрамян – один из депутатов, делегированных в Петербург для получения указа Екатерины И.

На надгробной плите было начертано:
“…От отца перенял все доброе, Основал этот город в надежной стороне, Что была изгнана из страны Крым. Кто встретится с этой могилой, Благословите нашим «Отче наш»…”

Арутюн (Артемий) Павлович Халибян — в течение 12 лет подряд был городским головой, преемником Святого Эчмиадзина, основоположником халибяновской национальной школы. Артемий Павлович родился в семье богатых армян, выходцев из крымского города Феодосии. Их семья переехала на Дон, когда армян переселили из Крыма по указу Екатерины II.

В первый же год своего правления он открыл городское торговое общество, новую приходскую школу. Халибя- новское мужское училище получило всероссийскую известность. Он перевел в городское управление земли, принадлежавшие армянской церкви Сурб-Хач. Урезал зарплату городским чиновникам и ввел плату за проезд по мосту, соединяющему набережную Нахичевана с Зеленым островом. Вырученные средства пошли на развитие города Нихичеван.

Приезжавший на Юг России император Александр II лично встречался с двумя самыми выдающимися представителями армянской общины: архимандритом Габриэлом Айвазовским, старшим братом художника-мариниста Ивана (Ованеса) Айвазовского и Артемием (Арутюном) Халибовым. И. Айвазовским был написан портрет А. Халибова, который по сей день экспонируется в Ростовском областном музее изобразительных искусств.

По значимости в истории Нахичевана-на-Дону с фигурой Халибова может сравниться только другой городской голова — Минас Ильич Балабанов. Оба делали все, чтобы Нахичеван приобрел облик цивилизованного европейского города.Удивительно, что спустя 220 лет его надгробная плита была обнаружена, но при довольно странных обстоятельствах.

В первые годы советской власти церкви были разрушены, надгробные плиты растащили как стро-ительный материал. Эта надгробная плита попала под фундамент частного дома. Хозяйка дома случайно обнаружила ее в кладке фундамента.
У стен церкви Святого Вознесения (Сурб Амбарцум) покоился прах и основателя городской Гогояновской женской школы Мкртыча Гогояна и его жены — «хаджи-мама» Српуй Гогоян. .

«Эта церковь не сохранилась, как не сохранилось и кладбище при ней. Церковь была разрушена в конце 20-х годов, в лихую «безбожную пятилетку», а могильные плиты памятников растащили на строительные материалы.

На погосте церкви Святой Богородицы (Сурб Аствацацин) покоился прах благодетелей Ованеса Марковича Попова и Степана Георгиевича Натальяна, завещавших денежные суммы в пользу бедных горожан. На могильной плите Ованеса Марковича Попова была выбита следующая эпитафия:

“Дней жизни не жалея, Достояние свое жертвуя нации, Ты стал ключом для жаждущих И защитой для бедных. Не забудут тебя сироты Нахичевана. Пока существует наш город…”

Гаспара Марковича Попова и Никохоса Аджемяна (1818-1888), завещавшего все свое состояние на «содержание в Новом Нахичеване технической школы»; Ивана Егоровича Хатранова, в 1912 году пожертвовавшего на пл. Толстого дом № 5 в пользу сирот; Кирилла Михайловича Попова, построившего в 1910 году «детский павильон» в Мариинской больнице.

Революционные события, Октябрьский переворот 1917 года и, наконец, установление советской власти на Дону в корне изменили отношение к тем ценностям, которые создавались и накапливались столетиями. Начали внедряться и проповедоваться новые ценности, новый взгляд на оценку деятельности человека.

Чем выше был авторитет, рейтинг деятельности человека прежде, тем ниже он оценивался при новой власти, безжалостно низвергался, уничтожался.

Ярким примером может быть трагическая судьба врача-педиатра, доктора медицины, которому были обязаны жизнью, своим счастьем дети и родители нескольких поколе-ний горожан, Матвея Мартыновича Кастанаяна (1870-1950).

Мариинская больница…



Thanx:
Call Now Button
Яндекс.Метрика