CqQRcNeHAv

Максимов Геннадий Константинович – воспоминания

Максимов Геннадий Константинович – воспоминания

Максимов Геннадий Константинович:Мне пришлось работать с Борисом Александровичем недолгое время – чуть больше трех лет, тем не менее с этим человеком у меня связано несколько ярких воспоминаний. О них я хочу поделиться с читателем.

Первая моя встреча с Борисом Александровичем пришлась на волнующую процедуру распределения в ректорате РГМИ под председательством профессора Ю.Д. Рыжкова Я шел сороковым среди тех, кто по своей успеваемости мог выбирать будущее трудовое поприще сам. По совету декана факультета П.К. Пака я остановился на онкологическом институте. В том далеком 1972 г. об этом разделе медицины я, как и все студенты старших курсов, имели достаточно смутное представление: кафедры онкологии в то время не существовало, онкохирургия читалась П.П. Коваленко, а радиология — ассистентами кафедры рентгенологии, которую возглавлял проф. А.И. Домбровский, бывший директор онкологического института.

Согласие на прием в РНИОИ Борис Александрович дал сразу, предложив мне в ближайшие дни посетить А.К. Панкова.

С легкой руки К.Г. Ефименко уже 1 августа я был направлен в отделение общей онкологии и на следующий день занял свое место в конференц-зале на утренней врачебной конференции.

В те годы она проводилась, как правило, главным врачом. Борис Александрович вел ее спокойно и уверенно, всегда доброжелательно. Благо практически все случаи хирургического лечения были предварительно рассмотрены в рамках «рабочего» консилиума, под председательством Л.А. Орловской.

В текущей работе нашей небольшой клиники, где в среднем еженедельно выполнялось 25-30 операций, нам, молодым ординаторам, редко приходилось иметь дело с главным врачом. Текущая выписка, работа с историями болезней замыкалась на начмеде — Надежде Михайловне Ушкановой, которая не делала, особенно нерадивым, никаких поблажек. Выписные документы, эпикризы, приходилось зачастую переписывать и не один раз. Было счастьем и удачей, когда предоставлялась возможность завизировать их у Б.А. Новодержкина!

Оперировал он немного, но именно Борису Александровичу я обязан усвоением техники билатеральной овариоэктомии. Делал он эту операцию почему-то всегда один, очень быстро; легко ориентировался в хирургической патологии органов брюшной полости; всегда как-то незаметно, ненавязчиво подсказывал верное решение при находках Меккелева дивертикула и различных ситуациях при механической непроходимости кишечника.

Как-то жарким июльским днем (25-го) в 1973 г. меня вызвали к главному врачу. Не догадываясь в чем дело (а я накануне в ночь отвез свою супругу’ в роддом), спускаюсь на 1-й этаж. Борис Александрович поднялся из-за стола во весь свой немалый рост, обнял и поздравил с рождением дочери. «Чтоб тебя через 5 минут здесь не было, марш в ЦГБ», — сказал он, взяв на себя организационные вопросы по освобождению от дежурства и запланированной операции.

Вспоминаю предновогодний рабочий день в конце 1974г. Борис Александрович произносит какие-то теплые слова в наш адрес, предлагает тост за всех присутствующих. Неловко повернувшись, начинает растирать шею… Кто-бы тогда мог подумать о страшном, что окончательно прояснится уже в начале 1975г. — последнего в его короткой жизни.

Несчастье, рок, постигшие нашего главного врача, резанули по душам и сердцам. Надеялись, что может, случится чудо, все же удастся помочь…

После операции, в гипсе, мы перевезли Бориса Александровича в нашу клинику, а Александр Каллистратович Панков доверил мне быть его лечащим врачом.

Понимал ли он свое состояние верно, или, как зачастую бывает, воспринимал за чистую монету ту «лапшу», которую все мы дружно «вешали» на него? До сих пор я этого не знаю…

8 ноября 1975 г. его не стало.

Память об этом удивительном, порядочном и добром человеке всегда со мной.

Максимов Геннадий Константинович.

Комментарии закрыты.



Thanx:
Call Now Button
Яндекс.Метрика