CqQRcNeHAv

Захарова Наталья Павловна – воспоминания

Захарова Наталья Павловна – воспоминания.

Захарова Наталья Павловна: – Светлана Владимировна Гурова… Как, оказывается, трудно о ней писать… Трудно потому, что все, что должно быть сказано об этом человеке – уникальном диагносте – рентгенологе, пульмонологе, заслуживает превосходной степени. Заслуживает без сомнения, но так не вяжется с образом живой, реальной Светланы, которую я знала, с которой была связана многими годами искренней дружбы.

Пусть проходит время, мы меняемся, меняются и отношения между нами, что-то прочно цементируется, что-то слабеет, но память о добре, связывавшем, когда бы то ни было, людей, должна быть свята и незапятнанна.

Иногда мне кажется, что Светлана родилась пульмонологом. Родилась с уникальным талантом – владеть в совершенстве самым трудным разделом рентгенодиагностики. Впрочем, знания ее в области других разделов рентгенологии, высочайшая профессиональная компетентность были безупречны. Это безоговорочно признавал и высоко ценил даже Федор Михайлович Штейн, а его оценка дорогого стоила…

Захарова Наталья Павловна

Захарова Наталья Павловна – воспоминания

Начало ее врачебной деятельности неразрывно связано с противотуберкулезной службой. Со студенческой скамьи – Псковский областной противотуберкулезный диспансер, где в течение года Светлана работала врачом-рентгенологом, а уже через год (вот уж, действительно, из огня да в полымя!) – исполняющая обязанности заведующей отделением ретендиагностики. Вчерашняя студентка оказалась на высоте. Справилась, да как! В 1966 г. она переезжает в Ростов и начинает работать в детском противотуберкулезном санатории. И тоже оказывается на высоте. Я знаю об этом периоде ее жизни не от нее – сама Светлана Владимировна очень мало и редко говорила о своих победах и успехах. Даже спустя много лет ее вспоминали тубологи,работавшие с ней в те годы. Вспоминали с глубоким уважением и теплотой.

В 1971 году доктор Гурова поступает в Ростовский научно-исследовательский онкологический институт врачом- рентгенологом. Высококвалифицированный специалист, владеющий широким спектром современных рентгенодиагностических методик, она не только блестяще справляется с работой, но и в скором времени становится инициатором создания специализированной пульмонологической службы, которая в дальнейшем берет на себя не только диагностическую работу, но и становится базовым консультативным центром.

Она активно участвует в подготовке врачей-рентгенологов, читает лекции, ведет практические занятия, постоянно выезжает для оказания консультативной и методической помощи в районы Ростовской области, принимает участие организации профилактических исследований населения. И учится. Мне кажется, что не было курсов усовершенствования, где бы не побывала Светлана. Ареал ее профессиональных интересов был поистине безграничным. Неизменным оставалось одно: блестящие аттестации и оценка «отлично» за каждый пройденный цикл.

Светлана Владимировна начала работу по исследованию результатов чрезкожной диагностической пункции при опухолях легкого, первой проводила мониторинг эффективности лечения опухолей молочной железы с метастазами в легкие, консервативном лечении рака легкого и пищевода. Результаты этой огромной работы нашли отражение в печатных работах, соавтором которых она была по праву, 2 методических рекомендациях, 2 авторских свидетельствах на изобретения. Именно она создала уникальный архив, который до сих служит учебно-демонстрационной базой при подготовке лекций и практических занятий для студентов, аспирантов и ординаторов, циклов усовершенствования врачей.

Во всем, что касалось работы – энергия и сила. Она и в жизни казалась необыкновенно сильной, неуязвимой… Ей очень нелегко давался этот сверкающий, и чуточку агрессивный антураж. Только немногие знали, что за взрывным характером скрывается нерешительность, за непоколебимостью в решениях – ранимость, а за «гранитной» твердостью – эмоциональная лабильность, а за неприступностью – слабость.

Быть рядом с нею было очень непросто. Она могла легко вспыхнуть, сорваться, накричать, рассердиться на всех и вся, но зло помнить не умела. Уж если случалось что-то с тем, на кого она была обижена – обиды мгновенно забывались, прощались, «растаптывались до состояния пыли» самой же Светланой, которая стремглав летела на помощь, поддерживала, защищала, делилась всем, чем могла.. Это мешало общению с ней.

Создавалось впечатление, что она не подпускает людей близко к себе, возводит между собой и окружающими какую-то невидимую стену, которую сама же с наслаждением крушит потом за ненадобностью. Только много позже я поняла, как сама Света от этого страдала, но… Понимание многих простых вещей, преподносимых жизнью, приходит только с течением времени.

Она была прекрасной дочерью и сестрой, совершенно потрясающей тетей – подружкой для своей безгранично любимой племянницы. А уж бабушка получилась из нее совершенно необыкновенная! Она душой отогревалась рядом со своей сестрой, племянницей, внуками. Ей так не хватало тепла, дома, близких…

Захарова Наталья Павловна - воспоминания

Домом ее стал институт, отделение, которое она возглавила после того, как не стало Федора Михайловича. Дело, которое она очень любила, и которому служила всю жизнь. Она бросалась в работу, как в живую воду, и работа ее спасала.

Последние годы были очень сложными. Она была серьезно больна, но никогда не кланялась ни беде, ни болезни.

Та же гордая осанка, тот же блеск огромных серых глаз – выдержка, сила, твердость.
Последнее в жизни испытание она прошла с честью…
Когда я прихожу в отделение рано утром, когда еще ни-кого нет – невольно ловлю себя на мысли, что хочу повернуть направо, туда, где прежде был ее кабинет.
Как знать, быть может здесь, в этих стенах, до сих пор живет ее душа?..

Захарова Наталья Павловна.


Комментарии:



Thanx:
Call Now Button
Яндекс.Метрика